<МЕТА> - Украина | Блоги | Українська
<META> - Украина
Интернет
Реестр
Новости
Рефераты
Товары
Блоги
Авторизация
Логин:
Пароль:
 
#

Записи категории "Политика"

Назад123...8384858687Вперед | Указать страницу

 "Чуть не зиганул": работникам "Почты России" раздали странную униформу. ФОТОрепортаж

"Почта России" удивила всех своей изобретательностью, выдав своим сотрудникам форму, которая очень напоминает униформу Третьего Рейха.

Об этом сообщает Цензор.НЕТ со ссылкой на блогера ibigdan.

россия курьез почта фашизм



Читать

 

 "Чуть не зиганул": работникам "Почты России" раздали странную униформу. ФОТОрепортаж

"Почта России" удивила всех своей изобретательностью, выдав своим сотрудникам форму, которая очень напоминает униформу Третьего Рейха.

Об этом сообщает Цензор.НЕТ со ссылкой на блогера ibigdan.

россия курьез почта фашизм



Читать

 



Интересно наблюдать круговорот в природе. Еще несколько лет назад на рынке работали некрупные фирмы. Затем стали появляться компании покрупнее, практически во всех отраслях: гипермаркеты, крупные инфо сайты, сайты с бронированием. Удобно, экономия времени, большой выбор. Входишь на такой сайт и 1 000 отелей или машин для аренды. Затем произошли изменения курса рубля, евро и долара. И что же? На крупных сайтах отель как стоил так и стоит, а вот кто помельче сразу же скидки ввели, вроде бы как получишь скидку 30% не так уж и дорого. А крупные компании с одеждой? Свернули или сварачивают бизнес, а вот кто помельче- остались.

Сегодня ,путешествуя по просторам интернета, наткнулся на довольно-таки интересную статейку со следующим содержанием:

"Трижды собирались два самых многочисленных депутатских корпуса Лутугинщины (городские и районные народные депутаты) на очередные, и не только, сессии. Дважды им не удавалось принять судьбоносного для региона решения. Дважды пленарные заседания оканчивались фразой «Доработать. Встретимся через несколько дней на очередной сессии». О чем идет речь? А речь ведется о том, что в самый канун нового года народные избранники нескольких уровней утвердили новую символику города и района. Первые и единственные в Республике.
И может быть скептики, коих у нас в избытке, скажут, что подобные события не стоят особого внимания, и что на Лутугинщине есть дела и поважнее, чем утверждать флаги-гербы, только не хлебом единым сыт человек.
Коснемся нашей новой истории подробнее. Утверждение герба прошло на 41-й сессии депутатов 25 декабря 2014 года, в сессии приняли участие депутаты Городского и Районного Советов. Основной целью проекта герба является доступность для восприятия информации об основных особенностях района.
Герб Лутугинщины выполнен в цветах национального флага. Он отражает природные, исторические и культурные особенности нашего региона. А это, как известно нашим землякам, научно-производственный валковый комбинат и шахты, которые и заняли центральное место на щите герба. Они изображены на фоне восходящего солнца, которое символизирует не только географическую особенность расположения (Восток), но и является символом начала новой жизни и процветания. В гербе также присутствуют дубовые ветви, обвитые георгиевской лентой, изображенные в нижней части щита, как символ силы, борьбы и победы. Красный фон, на котором изображены эти ветви, символизируют любовь, смелость, мужество и кровь, пролитую за веру и Отечество. Венчает щит башенная корона с пятью зубцами, которая отображает статус и значение района. У подножия щита - золотые колосья - символ плодородия и земледелия нашего края.
Одним словом, в гербе сплелось все то, чем живет и дышит наш лутугинский край, чем богаты и щедры наши люди. То, чем в избытке наградила нас природа.
Автор данного творения - 23-летняя Мария, которая приняла участие в объявленном несколько недель назад Интернет-конкурсе и стала его победительницей. Конечно же, окончательный вариант герба несколько раз дорабатывался, что говорит никак не о неопытности автора. Дело в том, что очень уж ответственно к данному вопросу подошли народные депутаты. Но главное результат! А он – впечатляющий: к 50-летию района (которое мы отпразднуем уже совсем скоро) и Новому Году депутаты городского и районного советов пришли к единому мнению: отныне главный символ Лутугинщины не носит в себе ставшую ненавистной символику Украины, а полностью отражает сегодняшнее стремление наших земляков к построению нового государства.
И не только данный факт может порадовать наших читателей. Оказывается, недавние события настолько сплотили нас всех, что даже принятие столь важного решения прошло единогласно. Такого единства мыслей, чувств и эмоций наши депутаты не выказывали уже давно. А это значит, что когда-то давно мы все же сделали правильный выбор, вверив этим людям свое благополучие. Они в который раз доказали, что работают не на предательскую желто-голубую власть. Они работают вместе с нами во благо Республики, во благо каждого из нас."


Заинтересовавшись данным материальчиком, решил поискать похожие новости. И что интересно, имена тех самых депутатов, надругавшихся над украинской символикой, уже давно известны. Вот вам подробный списочек:
Бабенко Елена Владимировна
Бацманов Юрий Семенович
Бибичев Александр Сергеевич
Бондарь Евгений Николаевич
Бордаев Виктор Николаевич
Головань Игорь Николаевич
Евсеев Сергей Александрович
Жужа Артур Викторович
Заболотников Сергей Викторович
Каковская Елена Николаевна
Каминский Михаил Львович
Кицена Ирина Александровна
Коблюк Игорь Анатольевич
Кордык Наталия Ивановна
Корбич Ирина Борисовна
Косенко Василий Николаевич
Лумеровская Валентина Николаевна
Масличенко Александр Михайлович
Милованова Ирина Александровна
Мишустин Сергей Степанович
Морарь Валентина Николаевна
Пучков Андрей Владимирович
Сафронов Вадим Петрович
Серегина Наталия Анатольевна
Сиренко Валентина Петровна
Смеянов Юрий Владимирович
Трембач Владимир Николаевич
Фоменко Татьяна Петровна
Чижикова Нина Ивановна
Чуев Александр Ильич
Шаповалова Ирина Вячеславовна
Шнайдер Наталия Ивановна
Чистолинова Валентина Александровна
Решетняк Руслан Александрович
Локтионова Татьяна Александровна
Сущенко Александр Васильевич
Гуска Андрей Васильевич
Кононуха Виталий Владимирович
Таран Елена Александровна
Иващенко Наталья Алексеевна
Зенкова Ирина Юрьевна
Бирюков Михаил Нилович
Якуничкин Сергей Алексеевич
Серафимович Максим Александрович
Колесниченко Алла Николаевна
Сагайдак Сергей Иванович
Лойко Светлана Николаевна
Анохина Надежда Александровна
Шурхно Сергей Анатольевич
Почтарев Сергей Леонидович
Хлевнюк Лариса Александровна
Ларина Елена Петровна
Коблюк Руслан Анатольевич
Брызгалова Галина Ивановна
Дорожкин Роман Владимирович
Чаплыгина Елена Афанасьевна


Возникает вопрос: неужели правительство Украины спустит изменникам Родины с рук данное деяние?

Ах да,вот вам и само творение господ - "революционеров".

 

 

Рассказ

* * *

Лицо мальчика, лежащего на санках, казалось деревянным — такого цвета бледно-желтые поленья приносила с улицы мама, чтобы топить печь. Он спит? Куда везёт его сгорбленный страшный старик? Пятилетняя Нина провожала их взглядом, сидя на обледеневшей ступеньке чужого порога. Она казалась себе лёгкой, как снежинка, и словно смотрела чёрно-белый сон. Но мама потянула её за руку:

- Вставай, дочка. Пора.

Откуда это воспоминание? Из ленинградского сорок второго. Тогда они выжили.

Нина Ивановна вздохнула и открыла глаза, ощутила холод скамьи, тепло свежего хлеба в пакете, который бережно придерживала на коленях. За этой буханкой она отстояла длинную очередь. Хотела купить две — продавщица не дала. Только одну буханку в одни руки.

На обратном пути, ощутив, как сводит ноги боль, Нина Ивановна присела отдохнуть. Недавно, говорят, на соседней улице раздавали гуманитарную помощь, может быть, и до их дома дойдёт очередь. Но дело не только в еде, вот у Нины Ивановны умерла подруга-ровесница — не нашлось в местной аптеке нужного лекарства, раньше их завозили в срок, наверное, из Киева. Но их город теперь ни к Киеву, ни к Украине отношения не имеет, он в Новороссии. Земли эти исконно русские, так было написано в газетах, которые раздавала по весне Нина Ивановна. И затем ли, чтобы в декабре услышать от бывшего коллеги, который жил в Подмосковье и порой звонил ей, такие речи:

- Крым и Донбасс — два камня на шее России, которые тянут её ко дну. Из-за вас нашу страну возненавидел весь мир, из-за вас ввели санкции и теперь мы не знаем, как выжить, из-за вас затыкают рты тем, кто не согласен с телевизионной брехнёй. В Крыму хотя бы тихо, но на Донбассе гибнут русские ребята, обманутые пропагандой, и лучшие украинцы, чья кровь на вашей совести. А всё началось с митингов, где вы трясли триколорами...

Возмущённая Нина Ивановна назвала знакомого мерзавцем, по которому Сибирь плачет, и бросила трубку. Неужели такими видят их в России? Не может быть. Где недавнее ощущение любви и единения соплеменников по обе стороны границы? Или ей всё показалось? Но теперь Нине Ивановне страшно и одиноко. Всё изменилось лишь за несколько месяцев — с дивной «русской весны» до зимы в опустевшем зацепеневшем городке. Товары в некоторые магазины ещё завозили, но деньги у многих закончились. Поначалу Нина Ивановна артачилась перед знакомыми, говоря, что от Украины и гривны не примет, а потом присмирела и стала узнавать - нельзя ли, не переселяясь из города, получать хоть что-то. Как-никак проработала она в Украине много лет, а теперь говорят, что если их район налоги не платит в Киев, то и начислять сюда ничего не станут. С другой стороны, что же будет за независимость, если принимать подачки от хунты? Нина Ивановна и терпела, из принципа. Многие уехали, но кто же поддержит молодое государство, которое стало для пенсионерки словно собственное детище?

Правда, не благодаря принципам они с мамой выжили в блокаду. Нина помнит плотного седого мужчину с доброй улыбкой, он приносил им консервы, хлеб, крупу и даже мандарины. Нину, сонную от сытости, рано укладывали спать, мама строгим шопотом приказывала не выходить из комнаты. Но Нина не спала, с тревогой прислушивалась к странным звукам за стеной. Её папа на фронте. Утром чужой дядя уходит. Мама плачет и говорит:

- Как же я ненавижу его!

Потом повзрослевшая Нина поймёт, что любовником мамы был какой-то чиновник. Отец с войны не вернулся. В сорок восьмом они переехали к дальним родственникам в Ростов. Нина поступила учиться на бухгалтера. Высоколобая, с тяжелым подбородком и серьёзным взглядом серых глаз, она не нравилась ровесникам. Скорее, пожилые мужчины обращали внимание, для которых любая молодая женщина симпатична своей свежестью. Но Нина влюбилась в однокурсника Андрея — загорелого, улыбчивого, с волнистыми русыми волосами, красивого, как киноактёр. Тогда, в институте открылся у Нины Ивановны талант организатора, лидерские качества, как сейчас говорят. Она участвовала в подготовке мероприятий сначала институтских, а потом и городских. Её знали и уважали в райкоме комсомола. Как она теперь понимает, радовались, что девчонка готова брать на себя львиную долю работы, когда наступала предпраздничная суета и требовались те, кто умеет объединить и вдохновить молодёжь. Нина была готова безвозмездно проводить время на репетициях концертов, писать сценарии, обзванивать участников. Андрей был полной противоположностью — легкомысленный красавец, правда, хорошо играл на гитаре, но репертуар его состоял сплошь из песен, которые звучали тогда в подворотнях. Каким-то чудом Нина убедила его выучить для первомайского концерта одну революционную песню и надеялась, что её любимец встанет на правильный путь. Увы, Андрей, оказывается, давно отбирал деньги у однокурсников и наконец на него заявили в милицию. Нина, узнав об этом, бросилась в райком, убеждала начальство, что парень невероятно талантлив как музыкант, чтобы замолвили словечко. Потом в милицию, где была известна, как организатор дружины при училище и корреспондент местной прессы. Выручила. Андрей, напуганный перспективой оказаться за решеткой, преисполнился благодарности к Нине, а может быть, и действительно полюбил её. К удивлению многих, они расписались. Андрей был из Донецкой области, и после окончания учёбы вернулся с Ниной на малую родину. Нина устроилась в администрацию завода бухгалтером, и продолжала оставаться активисткой. С годами, несмотря на скромную должность, приобрела привычку командовать. Люди повиновались, муж покорялся, лишь иногда уходя в запои.

Когда в любимом тёмно-синем костюме и ослепительно белой блузке, прямая и статная, она шла в первом ряду демонстрантов с портретом Ленина или красным флагом, казалась символом советской женщины — энергичной и несгибаемой, правильной и чистой. Такие победно улыбались с обложек «Работницы» и «Крестьянки».

Нина Ивановна мечтательно вздохнула, вспомнив те солнечные дни, дружный шаг демонстрантов за своей спиной. На миг ощутила себя частицей великой народной силы, полной грудью вдохнула морозный воздух, но счастливая улыбка покинула обветренные губы — вокруг по-прежнему была сумрачная улица обезлюдевшего города.

 

Весной, когда в городе заговорили о том, что нужно отделиться от Украины, Нина Ивановна ощутила прилив сил. Ей шёл восьмой десяток, но за плечами был богатый опыт общественного работника. Она ринулась в стихию протестов. Конечно, заметила и неумеренный восторг одних, и корысть других, но себя считала реалисткой. Иногда ей платили деньги, и она принимала их как заслуженный гонорар. Но главное, вновь почувствовала себя нужной. Однажды из огромного, пропахшего нафталином шифоньера достала любимый синий костюм. Одела его перед зеркалом. Плечи ссутулились и словно стали уже, жакет опал на обвисшей груди, а пуговица на талии застегнулась с трудом. Ноги были в колготах и тапочках с помпонами. Только причёска осталась та же, но волосы побелели. Женщина вздохнула — она пыталась вернуть невозвратное. Но то было минутное прозрение, от которого она отмахнулась. Вспомнила центральную площадь, где гремел хор: «Рос-сия! Рос-сия! Пу-тин! Пу-тин!», и снова ощутила прилив энергии. Достала с полки коробку с акварельными красками, оставленными внучкой, листы ватмана, и стала писать лозунги — воодушевляющие, клеймящие, воинственные. Всё будет, как прежде, как в старом задушевном кино — могучая держава, братство народов. И коммунистическая партия, от которой Нина Ивановна никогда не отрекалась, поведёт всех в новый счастливый мир.

Той ночью ей, созерцающей плакаты, разложенные на паласе, казалось, что она вновь молода, что в соседней комнате отдыхает муж, вернувшийся с работы, в уголке стоит детская кроватка, где спит единственный сын — Алёшенька.

Вырос её Алексей серьёзным работящим паренем. Красивым в отца и умным в мать — так считала Нина Ивановна. С её благословения вступил в ополчение, боготворил Стрелкова. Когда сын надолго пропадал, не звонил, её начинала мучить бессонница, томительный страх перед неизвестностью, но она старалась подавить эти чувства, стать словно каменная Родина-мать, - такой представляла себя, чтобы успокоиться — огромной гранитной женщиной, вздымающей меч на Мамаевом кургане... В конце июля сын просто исчез. Долго искала его, пока наконец ей не сказали, что труп с похожими приметами отправлен в ростовский морг - его по ошибке приняли за одного из российских контрактников. Нине Ивановне пришлось ехать в Ростов. Но мертвеца уже похоронили. На окраине одного из кладбищ она увидела несколько могил, и спутник - пожилой сотрудник морга, показал ей два столбика с табличками, где было написано «Муж.30-35 лет» и «Муж.35-40 лет».

- То ли здесь, то ли здесь, уже не помню точно. Будем эксгумировать?

Нина Ивановна отказалась — пусть сын покоится в России. А религиозные ритуалы для неё значения не имели. Лучшим памятником Алексею должна стать цветущая Новороссия.

После его гибели она ещё больше погрузилась в общественную работу, специально выматывала себя, чтобы придя домой, замертво упасть и уснуть, а не рыдать в подушку

Но поневоле вспоминалось, как нехорошо расстались в последний раз её сын и внучка. Алексей развелся с женой несколько лет назад, и та увезла девочку в Днепропетровск. Но отношения родственники поддерживали, и Татьяна нередко навещала отца и бабушку.

На этот раз внучка приехала в мае. Повзрослевшей, но не сказать, чтобы похорошевшей, потому что напоминала саму Нину Ивановну в молодые годы. Разве что косметика добавляла женственности. Сразу с ликованием заговорила о Майдане. Услышав от Нины Ивановны гневную отповедь, сначала тоже вспылила. Потом, видимо, вспомнив, что она в гостях, примолкла, только насмешливо улыбалась, выслушивая монологи Нины Ивановны о кознях Госдепа, евреях в украинском правительстве, новой Хазарии и прочих неоспоримых, в точки зрения бабушки, фактах. Наконец Нина Ивановна выдохлась, и они словно заключили негласный договор не говорить о политике. Но как-то бабушка ударилась в рассуждения о блокадном детстве, мол, всё можно преодолеть, а современной молодежи только комфорт подавай, и тут внучка обронила:

- Питер надо было сдать. Сколько городов захватили немцы, почти все жители выжили. А твои коммунисты угробили девятьсот тысяч человек.

Нина Ивановна дала ей пощёчину. Неужели непонятно, что нельзя было сдать город Ленина, колыбель революции? Место сакральное, священное!

Внучка в бешенстве принялась собирать вещи, но снова смирилась и не уехала. Не сразу поняла Нина Ивановна, что Татьяна явилась к бабушке не отдыхать, есть у неё свои дела, недаром уходит куда-то с утра, впрочем, как и Нина Ивановна. Бабушка шла к своим соратникам, а внучка — к своим! Возвращаясь с особенно шумного и скандального сборища у здания администрации, Нина Ивановна, шествуюшая с бережно завёртнутым в платок портретом Путина, для которого она и рамочку заказала, вдруг заметила внучку — та что-то обсуждала с парнишкой, сворачивающим украинский флаг. Нина Ивановна остановилась как вкопанная, внучка её не замечала. И бабушка решила провести воспитательную беседу дома. Прямо на пороге встретила вопросом:

- Ты значит с этими?

- А ты с теми. - Парировала внучка. - Я всё-таки украинка.

- Какая ты украинка? Чего выдумала! Да нет вообще такой нации! Я же русская, дед твой покойный тоже русский, а мама твоя — из малороссов. Где украинцы? Какие украинцы?

- Бабушка, моя родина Украина, и вообще — быть украинцем это сегодня цивилизационный выбор. Может быть, и у тебя есть своя маленькая правда. Но в глобальном смысле Украина выбрала не просто Европу, а будущее, где важна свобода рядового гражданина и его интересы, а Россия рвётся в прошлое, собрав все пороки — тиранию, коррупцию, ложь, страх маленького человека перед машиной государства. Тебе кажется, что вы в своей Новороссии строите справедливое общество? Это сейчас вам мягко стелят, а спать будет жестко.

Смотрела Нина Ивановна на внучку, словно на свой юный образ — то же некрасивое высоколобое лицо с упрямым взглядом, пышные тёмные волосы, тот же идеализм. Но как получилось, что внучка её, страшно сказать, бандеровка? Нина Ивановна решила не отправлять её домой — там, видимо, и набралась русофобии, - а перевоспитать. Но видно далеко дело зашло, внучка даже называть себя просила не Татьяной, а Тетяной. Тут, после почти месяца отсутствия явился сын, отец новоявленной Тетяны. На форме георгиевская ленточка.

Внучка, увидев отца в форме, пришла в какое-то неистовство.

- Мой папа колорад. Ай да папа! Быдловатник! Путлеровец!

Сын схватил дочь за ворот затрещавшей вышитой блузки и выставил за дверь, а следом выкинул спортивную сумку, с которой та приехала. Но внучка не сразу убралась из города — наверное, переехала к кому-то из друзей, Нина Ивановна ещё видела её на митингах и всё боялась, что в одной из потасовок Танюшку побьют. Но вот внучка перестала показываться на глаза, и Нина Ивановна смогла полностью отдаться политической деятельности, не отвлекаясь на личные проблемы...

 

Нина Ивановна хочет подняться со скамьи, но решает посидеть ещё чуть-чуть, согреваясь блаженным воспоминанием о «русской весне», когда, казалось, что вернулась молодость.

Однажды был не обычный митинг — их вывезли автобусом в поле. Большинство - люди предпенсионного и пенсионного возраста, ударная сила новой власти.

- Сейчас пойдёт танковая колонна. Граждане, мы не должны пропустить солдат в город, это наша земля, наш выбор — быть с Россией. Женщины, станьте впереди. Никто не осмелится давить людей. - Командовала Нина Ивановна. Она ощущала себя политруком, поднимающим солдат в атаку против фашистских полчищ. И снова позади неё ощущалась сила массы, горячее дыхание толпы. Танки и впрямь остановились. К местным жителям подошёл высокий золотоволосый офицер, уговаривал народ разойтись. Получал в ответ брань, плевки. Нина Ивановна властно говорила:

-.Возвращайтесь в Киев к своему Порошенко.

- Мы не из Киева, мы из соседнего города. - Объяснял парень.

- Переходите на сторону народа, армия должна быть с народом. - Призывала Нина Ивановна.

- Вы же не весь Донбасс, оглянитесь, бабушка. Большинство молодых хочет быть с Украиной.

- А разве у пенсионеров нет права выбора?

- Так ведь этот выбор определить будущее ваших внуков, может быть, на десятилетия. - Терпеливо пояснял золотоволосый офицер.

- Мы за свою долгую жизнь столько создали! Новые поколения живут в нами построенных домах, работают на станках, которые мы сделали, а чем похвалится молодёжь? - Нина Ивановна потрясала своими руками, которые сейчас казались ей мозолистыми и трудовыми, позабыла, что всю жизнь просидела в бухгалтерии, да промаршировала на демонстрациях.

Может быть, она жила ради сегодняшних мгновений настоящей борьбы. Жаль, что уже не молода, никто не доверит оружие.

Танки развернулись, кроша гусеницами и без того разбитый асфальт, расплескивая лужи. Простестующие радостно загомонили, они готовы были подталкивать неуклюжие машины. Поле боя осталось за народом - оно раскинулось по обеим сторонам дороги, залитое празднично-яркой зеленью озими. Пейзаж напомнил Нине Ивановне акварельные картины внучки, которыми и сейчас была украшена квартира. Так и представила: Танюшка сидит за столом, а на нём банка с водой - окунать кисточки, палитра, две коробки красок, карандаши. Внучка поднимает тёмно-серые глаза и спрашивает:

- Бабушка, ты умеешь рисовать? Нет? А почему не научилась?

Нина Ивановна умела красиво оформлять стенды, чертила перьями заголовки стенгазет, а рисовать не умела и дивилась таланту Танюшки. Но вот на днях, пересматривая оставленные уехавшей внучкой наброски, заметила среди рисунков портрет молодого бритоголового мужчины — тонкий нос, узкие губы, умный, чуть ироничный взгляд. И вдруг узнала — это же главарь украинских нацистов. В гневе смяла рисунок, выкинула в мусорное ведро. Нашла внучка кумира! Нина Ивановна вспомнила, как в юности собирала фотографии актёров и певцов, но это были достойные талантливые люди. Если бы вернуть те славные годы, если бы показать Танюшке, как жил советский народ.

Но и тогда были смутьяны. Году в семьдесят пятом Нина Ивановна узнала, что одна из коллег — тихая маленькая Римма — хочет эмигрировать в Израиль. Возмущению Нины Ивановны предела не было. Римма недавно окончила институт - получила бесплатное образование, ей дали однокомнатную квартиру. Но эта неблагодарная вдруг решила, что её родина где-то под пальмами! Израиль Нина Ивановна представляла совершено карикатурно, и когда организовала собрание заводского коллектива, чтобы образумить Римму, то поистине желала только блага неразумной еврейке, и не нотации ей читала, а старалась говорить искренне и доброжелательно, как старший товарищ. Ну что комсомолке делать в Израиле? Там же одни сионисты. А у советского человека национальности нет.

Когда Советский Союз разрушили предатели - наймиты Запада, оказалось, что у всех таки есть национальность, но разве это привело к добру? Люди стали вспоминать и сводить старые счёты, упрекать другие нации в давних обидах, а все вместе возненавидели русских, которые их учили, лечили, защищали и освобождали.

Иногда Нине Ивановне кажется, что внучка рядом и тогда она начинает говорить с ней:

- Танечка, подумай, ведь это американцы всё сделали, пытаются противопоставить Украину России.

На самом деле бабушка рада, что Танюшка уехала — ведь в городе начались тяжелые времена, и новая власть не всегда соответствует чаяниям простых людей. В октябре, когда начались проблемы с едой, Нина Ивановна собрала нескольких знакомых по антимайдановским митингам и пришла поговорить с главой администрации. И уже поднимались они на порог, когда несколько ополченцев быстренько их развернули и вытеснили за решетчатый забор.

- Валите отсюда, провокаторы.

Нина Ивановна возмутилась — как смеют их, борцов за свободу Донбасса, называть провокаторами? Ещё несколько месяцев назад к горожанам обращались за поддержкой, то на митинги выводили, то против танков выставляли, а теперь значит, гуманитарку от населения прячут?

- Да какая там гуманитарка, мать. В машинах для нас термобельё, сухпай да курево. - Обронил один из охранников. - На ком сейчас Новороссия держится? На ополченцах. Вот о них и надо думать в первую очередь.

- А о нас? Что же это будут за народные республики, если народ вымрет? - Раскричалась Нина Ивановна.

- Укропы гуманитарку не хотят пропускать, требуют освободить своих пленных.

- Ну и отпустили бы! Самим есть нечего, а тут ещё пленные! - Расшумелась одна из спутниц Нины Ивановны, но та сразу укротила её пыл:

- Это преступники, которые воевали против собственного народа и должны ответить по закону! Как наводчица Савченко отвечает. Держитесь, ребята. Мы потерпим.

- А начальство-то наше, я слышал, по ресторанам устриц жрёт, - заметил самый неблагонадёжный товарищ Нины Ивановны, и та невольно вспомнила вдруг ленинградского гостя, который приходил к её маме, и почему-то не захотелось ей пресекать обличения. Но как самая сознательная, она постаралась, чтобы не вышло скандала и смогла увести соратников от администрации. Охрана их больше не гнала, но начальство звать не пожелала и в здание не пустила. Так и отправились старики по домам пить кипяток и доедать последнюю крупу. Тот несознательный вскоре умер, записали, что от сердечного приступа, так узнала Нина Ивановна от его соседки, когда зашла пакет пшена передать — ценный дар по нашим временам. И почему только не организуют выдачу продовольствия по карточкам? Ведь страдают самые верные сторонники новой власти — пенсионеры. И бесплатную столовую обещали им когда-то. А теперь что? Неужели гуманитарку и впрямь отправляют в магазины для продажи? Не может быть...

 

Нина Ивановна продолжала сидеть на скамейке. Она попыталась встать, но правое колено прострелила боль, левая нога уже не болела, но на одной не поскачешь, а Нина Ивановна из гордости до сих пор тростью не обзавелась.

Посижу ещё пять минут, - решила она. В кармане завибрировал мобильник. Нина Ивановна давно им не пользовалась, думала, что её номер заблокирован — нечем было оплачивать. Она поднесла к уху устаревший аппарат, «моторолу», купленную едва ли не десять лет назад. Звонила бывшая невестка, вдова сына. Видимо, она и пополнила обнулившийся счёт.

- Как вы там, тётя Нина? Может быть, к нам на время переберётесь?

Нина Ивановна уже хотела согласиться, но вовремя вспомнила, что живёт невестка в проклятом Днепропетровске, вотчине еврея Коломойского, где самое бандеровское гнездо, хлеще, чем во Львове. И что же скажет ей внучка? «Доигралась, бабуся, добегалась по митингам. А где мой папа-колорад? Ах, на ростовском пустыре зарыли?..» Может быть, и не скажет, но подумает. Они теперь чужие друг другу.

- У меня всё хорошо. - Официальным тоном известила Нина Ивановна. - Из России к нам идут гуманитарные грузы, Путин своих не бросает.

- Что ж, если так, больше не буду беспокоить. - Тоже сухо ответила невестка. - С наступающими праздниками.

- И вас также. - Нина Ивановна отключила телефон и положила в сумку. На улице совсем стемнело, но фонари не загорелись. Мимо прошли несколько парней в форме, и она проводила их потеплевшим взглядом — наши защитники. Почти все из России. Местные молодые мужики разъехались из города или отсиживаются по домам. Она опустила голову, глядя под ноги, на ровный свежий снег. Улицы обещали убирать, не допуская заносов, а вот кто займётся дворами? Наверное, надо заранее обговорить с соседями, кто и в какие дни будет расчищать дорожку до ворот.

Раздался заунывный звук сирены.

- Вставай, Ниночка. Пора. - Произнёс рядом мамин голос. Нина Ивановна почему-то не удивилась, заметив, что обута в маленькие войлочные сапожки, купленные осенью сорок первого в Ленинграде. Она послушно поднялась, подала маме руку и зашагала рядом по морозной улице.

© Влада ЧЕРКАСОВА




Украина готовится жить в условиях тотальной милитаризации и подготовки к широкомасштабной войне. Военные расходы вместе с обслуживанием госдолга составят треть бюджета страны. Деньги пойдут на финансирование войск, мобилизацию, а также техническое и тыловое обеспечение армии и Национальной гвардии.Военное ведомство получит в 2015 году около 44 млрд грн. 

Президент Украины ранее озвучивал, что это составит около 5% от валового внутреннего продукта (ВВП). Такие траты объяснимы, поскольку СНБО планирует в будущем году провести три волны мобилизации, призвав из запаса в армейский строй до 100 тыс. резервистов. Это без учета лиц, которые будут набраны в контрактники и призваны в армию по призыву, а это еще более 50 тыс. «штыков» (40 тыс. срочников и 10,5 тыс. контрактников).

Значительные финансовые ресурсы выделены на Национальную гвардию (в объеме около 8,4 млрд грн). Это составит почти половину от всех расходов, запланированных на 2015 год на финансирование МВД страны (16 млрд грн). При этом численность Нацгвардии составляет около 50 тыс. военнослужащих. Это менее четверти от всей численности органов внутренних дел страны. Кроме того, 

Порошенко предлагает профинансировать в объеме 758,9 млн грн Главное управление разведки Минобороны Украины. И эти расходы будут больше того, что планируется потратить на финансирование украинской Службы внешней разведки (644,4 млн грн). Значительные средства на войска и военную разведку, как известно, тратятся при подготовке государства к войне.

Порошенко планирует подчинить Генеральному штабу Государственную специальную службу транспорта (ГССТ) страны с включением ее в 2015 году в состав Вооруженных сил Украины. Согласно закону, Данная служба призвана обеспечить оборону и безопасность на транспортных объектах страны. И она подчиняется Генштабу только в случае введения в Украине военного или чрезвычайного положения.

Одновременно с этим Порошенко ставит задачу обеспечить в течение 2015 года своевременное и в соответствии с обоснованными потребностями финансирование сектора безопасности и обороны Украины, а также требует создания новых производственных мощностей для производства вооружения и военной техники. При этом к продукции оборонного назначения будет относится вещевое имущество, горюче-смазочные материалы и другое военное имущество, закупаемое для нужд сектора безопасности и обороны Украины. 

Значит, техническому и тыловому обеспечению войск будет уделено первостепенное внимание.О военных приготовлениях свидетельствует и то, что мирные переговоры в Минске в очередной раз зашли в тупик. При этом на линии соприкосновения с ДНР и ЛНР украинскими войсками активно обустраивается военная инфраструктура, а отвод тяжелой техники не только не осуществляется, а, наоборот, она в зоне конфликта наращивается. 

Очень показательно, что паралельно Верховная Рада расширила полномочия Совета нацбезопасности и обороны (СНБО). Усиление роли СНБО равнозначно созданию в Украине постоянно действующей Ставки Верховного Главнокомандующего.Украина активно использовала паузу в боевых действиях для создания ударных группировок, которые, по мнению Генштаба смогут быстро и эффективно занять мятежные территории. 

Кроме того в Киеве рассчитывают, что международная изоляция России и глубокий экономический кризис не позволят последней активно поддерживать ЛНР и ДНР. Киев сделал ставку на блицкриг.

vladache | 03.01.2015 |

 Рассказ

* * *

- Я же просил найти для неё другой парик! Длинные светлые волосы! К чему эти рыжие лохмы? - Фотограф гневно отчитывал молоденькую ассистентку.

- Извините, Иван Генрихович, сейчас всё сделаю.

- Время — деньги, дорогуша. Знаешь, сколько девочек охотно займёт твоё место. Вот хотя бы наша модель. Жанна, вы не замёрзли?

Лежащая на полу девушка в белом платье и рыжем парике приподнялась:

- Нет, Иван Генрихович. Только свет в глаза.

- Ничего, сейчас оденешь другой парик, сделаю пару кадров, и всё. А глазки не открывай. Ты же у нас всё равно мёртвая.

Режущий свет софитов, или как там называют эти лампы, ощущался и сквозь веки.

Жанна лежала на пыльном линолеуме. Над ней застыла искривленная, нарочито измазанная чёрной краской, якобы закопчённая, люстра.

- Иван Генрихович, - вступил в разговор четвёртый человек, находившийся в комнате, точнее, прислонившийся плечом к притолоке двери и до сей поры молчаливо наблюдавший процесс фотосессии. - Я уважаю вашу профессиональную точку зрения. Но мне кажется, это фото рискует показаться кадром из голливудского триллера. Белокурая красавица в коротком платье на грязном полу.

- Павел Анатольевич, я хочу передать юность и чистоту жертвы, это всегда вызывает сочувствие. - Пояснил фотограф. Его ассистентка в это время поправляла на голове Жанны новый парик, красиво разбросала его пряди по линолеуму.

Павел Анатольевич равнодушно скользнул взглядом по длинным ногам Жанны, по её распластанному телу, она поспешно зажмурила глаза.

Этот высокий плечистый мужчина с незапоминающимся лицом пару дней назад позвонил ей, сославшись на общую знакомую — редактора газеты, куда Жанна сдавала заметки. С редакторшей, пожилой дамой, у Жанны установились дружеские отношения, и та знала, что девушка нуждается в деньгах. Сначала, когда мужчина строго заметил, что о своём участии в съемках Жанна должна молчать, иначе будут последствия, она решила, что придётся фотографироваться для какого-нибудь гнусного порносайта, где пасутся извращенцы. Внушительная сумма обещанного гонорара удивила. Как отрекомендовала её редактор? Чем могла заинтересовать девушка, пусть стройная, но с обычной внешностью? Короткие тёмные волосы, карие глаза, чуть вздёрнутый нос — ничего впечатляющего. Или она не ценит себя?

Как бы то ни было, в деньгах Жанна нуждалась. Жила она в общежитии одного из одесских вузов, в комнате с ободранными обоями, которые она с Димкой, своим парнем, на пять лет моложе, всё собиралась переклеить. Димка ушёл. Не в мир иной, а просто в другую комнату, которую занимал прежде с двумя однокурсниками. А в этой, выделенной добросердечным комендантом, Жанна, после ссоры с другом, осталась одна. Денег у неё всегда было от и до, но она не согласилась бы на что угодно ради подачки, поэтому на фотосессию шла с неспокойным сердцем. Но всё оказалось прозаично — захламленный номер гостиницы на окраине, мутное широкое окно, закопчённая люстра. И она, должная изображать мёртвую.

Павел Анатольевич продолжал объяснять фотографу.

- Лаконичная композиция, без этих, рассеивающих внимание, тряпок и газет. Юность, чистота? Слишком часто тиражируются. Нам нужна трагедия. Чтобы мир увидел — перед нами настоящий фашизм, враг самой жизни. Убитая должна быть беременной.

У Жанны заколотилось сердце — откуда этот Павел Анатольевич знает, что она беременна? Ведь никому не говорила. Или это совпадение?

- У вас среди риквизита есть что-то, положить под одежду? Жанна, встаньте, снимите этот белобрысый парик, ничто не должно отвлекать зрителя от главного факта — погиб нерождённый ребёнок.

- Живот мы можем потом нарисовать в фотошопе. - Пояснил фотограф.

- Действительно. Жанна, встаньте возле стола и потом откиньтесь навзничь на него.

- Что за неестественная поза, - удивился Иван Генрихович, но наткнувшись на холодный взгляд Павла Анатольевича, спорить не стал. - Давайте попробуем.

И Жанна, в принесенной ассистенкой длинной юбке и нелепой пестрядинной кофте, в каких ходят на привоз тётушки предпенсионного возраста, откинувшись на стол, но каблуками упираясь в пол, замерла, прогнувшись до боли в пояснице. Мелькнула мысль: «Действительно, извращенцы». Через несколько минут она покинула студию, засовывая в сумочку несколько стодолларовых купюр. Но будущее уже не казалось беспросветным. Димка, конечно, вернётся, узнав о ребёнке, он ведь сам говорил, что будет не против, если она залетит. Они распишутся. Родители Димки всегда ему помогали, люди обеспеченные. Да и сам он иногда подрабатывал. Но главное, что они любят друг друга, а милые бранятся — только тешатся.

Ночью она долго не могла заснуть, размышляя о будущем ребёнке. Может быть, это мальчик. И она сразу представила его, почему-то уже пяти-шестилетним, с непокорными тёмными кудряшками и округлым личиком, с нравом самостоятельным и упрямым. А если девочка? Дочка Жанниной мечты выглядела тихим голубоглазым ангелом с льняными локонами, хотя Жанна понимала, что если и она и Димка темноволосые, белокурому ребёнку взяться неоткуда. Жанна представила Димку попеременно с дочкой и сыном на руках, отцовство было ему к лицу. Она разумно потратила деньги на одежду для беременных и фрукты — сейчас особенно нужны витамины, а пару сотен отложила. Зазвала Димку на чай, и на столе ненароком оставила журнал «Мама и малыш». В общем, в тот же день помирились и Димка перетащил свои шмотки обратно. Жанне и нужно было простое семейное счастье. Заметки стала сочинять на темы детского воспитания, домоводства и психологии отношений. Она намеревалась расти как журналист — современная женщина должна реализовать себя не только в семье. Просматривая в интернете сайты, Жанна отдавала предпочтение российским, поскольку украинский язык знала плохо. Читая рассказы и заметки, убеждалась, что может ничуть не хуже многих авторов выразить свои мысли.

Ровное течение жизни нарушила новость о пожаре в Доме Профсоюзов. Точнее, событие прошло бы мимо Жанны, как игнорировала она все перипетии на киевском Майдане, но как-то Димка, прокручивающий ленту Фейсбука, воскликнул:

- Ты посмотри, какая жуть. Даже беременную убили.

Жанна мелком глянула на экран, она в это время на другом столике, у окна, резала салат, и чуть палец себе не отчекрыжила. Не ожидала, что её фото всплывёт при таких обстоятельствах. Среди других мертвецов. А они-то настоящие? Наверное, да. Но, может быть, не все? Кофта мёртвой Жанны на фото была задрана, оголяя выпуклый белесый живот — отретушировали в фотошопе.

Возмущённой Жанне захотелось войти в интернет и опровергнуть увиденное, но она понимала, что это не останется безнаказанным. Она легла в постель, глядя в спину Димке, который сидел на таберете за компом, и задумалась. Если её сфотографировали месяц назад, значит, сценарий трагедии был известен кому-то заранее, и этих людей представлял Павел Анатольевич с равнодушным взглядом и лицом, оставшимся в её памяти как мутное пятно. Его телефон... сначала Жанна думала позвонить ему, обвинить, сказать, что она всё понимает и настаивает, чтобы прозвучало опровержение. Пусть немедленно уберут её фото из интернета. Потом пришла мысль обратиться к фотографу. Но, разумеется, её остановил страх. Она всегда была вне политики, и останется вне политики, так спокойнее. Кстати, редакторша когда-то расспрашивала Жанну о фотосессии, но та предусмотрительно правды не рассказала, возможно, так Павел Анатольевич проверял умение своей фотомодели молчать.

Жанне стало неуютно заглядывать в социальные сети. Даже в сообществах будущих мамочек обсуждали ужасное фото и проклинали убийц беременной одесситки, которая поплатилась за свою любовь к России. Или просто оказалась не в том месте не в то время. Простая служащая, павшая жертвой разборок двух противоборствующих сил. Даже двух стран.

Жанна погружалась в вязкую атмосферу выяснения, кто виноват в гибели людей, кто начал первым. Сторонники сепаратистов проклинали защитников единой Украины, вычисляли разливавших коктейли Молотова и описывали зверства под прикрытием пожара. А их оппоненты то приводили в пример, как спасали людей из горящего Дома, то, заявляли, что избавили Одессу от большей беды, и якобы всё началось с нападения сепаратистов на мирное шествие болельщиков, когда погибли шесть ребят, вооруженных только украинскими флагами. После таких издевательств толпа и погнала бандитов. Жанна не знала, кому верить. Потому что видела и с той и с другой стороны искренних, пускай и обозлённых людей, но помнила, что есть третья сила, заинтересованная в конфликте, которая явилась ей на миг в импровизированной фотостудии.

 

Куда бы не заходила Жанна — в Контакт ли, в Фейсбук, в Одноклассники, всюду был сгоревший Дом Профсоюзов и она, изломанно запрокинувшаяся на стол в пошлой кофте, в длинной старушечьей юбке, с голым белым животом, выпяченным напоказ.

- В списке опознанных людей беременная не значится. Где её тело? Почему до сих пор не названо имя? Дотошные журналисты наверняка обсосали бы эти факты со всех сторон, съездили на похороны несчастной, взяли интервью у её родственников. Если бы она существовала в реальности... Жанна регистрировалась под чужими именами и задавала эти вопросы, но в ответ получала брань. Димка, не понимая, почему Жанна постоянно сидит в Сети, стал проявлять недовольство, а потом подозревать её в том, что закрутила виртуальный роман с каким-нибудь френдом. Как-то она оставила открытым аккаунт в Фейсбук, и Димка прочитал её спор в сообществе.

- Ты чего это, мать, в политику ударилась? Давай-ка подальше от всего этого. Пусть другие бесятся, а наше дело — сторона. Там разборки олигархов, на какую сторону не стань.

Димка, серьёзный не по возрасту, считал, что главное — жить для себя.

- Убийца беременной в Доме Профсоюзов опознан, - сообщал сайт «Антифашист».

- Она работала там уборщицей, - информировал другой.

- Задушена проводом от чайника, - уточнял третий.

Жанна видела, как на российских сайтах агитируют молодёжь ехать в Украину, чтобы отплатить за убитых в Доме Профсоюзов, отомстить за неизвестную женщину и её нерождённого ребенка. Порой в спорах с россиянами ей казалось, что она стоит перед поднявшейся волной цунами, которая вот-вот обрушится и сметёт её потоком злобы и лжи, а потом и всю Украину.

Жанна стала подумывать о визите к психологу, но сие было студентке не по карману. Да и после откровений незнакомому человеку ею наверняка заинтересовались бы украинские спецслужбы — вряд ли психолог станет молчать, как священник. И Жанна окажется подельником неизвестных авантюристов.

А не исповедаться ли в церкви? Но на чьей стороне окажется священник? Жанна читала, что некоторые из них поддерживают сепаратистов и едва ли сами не хранят оружие. Тогда российские спецслужбы, в свою очередь, возьмут её на заметку.

Жанна чувствовала себя беззащитной. Она бы доверилась Димке, но мысль о безопасности ребёнка заставляла неметь. К тому же ей стала чудится слежка. Жанна понимала, что никому не интересна, но обостренное внимание людей к проклятой фотографии заставляло чувствовать себя в центре внимания. Она всё время была настороже, и открывала дверь, только спросив, кто там, а потом и вовсе сказала Димке, что времена нынче опасные и пусть будет условный стук — три удара, пауза, потом снова три удара. И пусть по мобильнику предупреждает перед приходом. Димка посмотрел на неё озадаченно, словно сомневался в здравом уме сожительницы. О свадьбе он давно не упоминал. Жанна стала нервной, дёрганой, постоянно огрызалась на Димку, не было настроения кропотливо выстраивать отношения, вить гнёздышко. Однажды проснулась, а на простыне кровавое пятно. Димка был на ночном дежурстве. Утром в больнице сказали, что произошёл выкидыш и придётся делать чистку. Жанна восприняла случившееся как волю судьбы — она же мёртвая, вместе с ребёнком, на том фото. А сколько времени отпущено ей в реальности? Димке она объявила о произошедшем спокойно, и добавила, что им лучше расстаться. Погружённая в свой печальный мир, воспринимала его внимание и сочувствие как бремя.

Она увлеклась песнями, где говорилось о смерти, обречённости и бессмысленности существования. Как-то сходила к Дому Профсоюзов, туда, где якобы умерла, и оставила цветы. После этого ей стало казаться, что она снова беременна. Опровержения врачей Жанна в расчёт не принимала. В ней что-то зрело. Она гладила свой плоский живот и думала о том, что из-за него так много ненависти между людьми. В нём теперь не обычный ребёнок, может быть, он даже не человек, не красная капелька, а огненный сгусток. По ночам воображала, чем станет для мира это существо, и говорила с тлеющим в её теле угольком.

Подруга дала таблетки от бессонницы, сказала, что когда у неё убили парня на юго-востоке, она постоянно плакала, но это средство помогает успокоиться. Таблетки действительно сразу погружали в сладостое забытьё, но через некоторое время дозу пришлось увеличить.

Летом она домой не поехала, не хотелось общаться с родными — суетливой бабушкой, любопытной сестрой, жалостливой мамой, которая наверняка почувствует неладное.

В августе Жанна несколько дней не выходила из своей комнаты и не отвечала на звонки Димки, надеявшегося на примирение. Наконец, он, встревоженный не на шутку, выбил дверь.

Стояла жара, и мёртвая Жанна лежала со вздувшимся животом.

© Влада ЧЕРКАСОВА


Еврейская община Луганска  прокляла  олигарха-фашиста Коломойского

 

В 1997-м году Луганская Краевая команда УНСО предотвратила в Луганске еврейский погром, который хотели организовать гастролеры из рашки при помощи местной прокацапской шпаны.
В 2014-м году на нашу землю приперлись "интернационалисты", которые "борятся с фашизмом". Кстати - именно те "интернационалисты, которые планировали погром и которые пубюликовали следующее: http://www.ruslug.ru/?p=1168 


Хабадовский раввин Гопин проклинал Коломойского и поддерживал так называемую "ЛНР" ( http://novorus.info/…/16289-evreyskaya-obschina-luganska-pr… ). Что в результате получилось? -

http://rusjev.net/…/…/06/v-donetske-nachali-ohotu-na-evreev/

http://evreiskiy.kiev.ua/luganskaja-sinagoga-srochno-vyvozi…

 

Интересно, КОГО сейчас проклинает гражданин Гопин, потирая поротую казачками-интернационалистами задницу?


Еврейская община Луганска  прокляла  олигарха-фашиста Коломойского

 

В 1997-м году Луганская Краевая команда УНСО предотвратила в Луганске еврейский погром, который хотели организовать гастролеры из рашки при помощи местной прокацапской шпаны.
В 2014-м году на нашу землю приперлись "интернационалисты", которые "борятся с фашизмом". Кстати - именно те "интернационалисты, которые планировали погром и которые пубюликовали следующее: http://www.ruslug.ru/?p=1168 


Хабадовский раввин Гопин проклинал Коломойского и поддерживал так называемую "ЛНР" ( http://novorus.info/…/16289-evreyskaya-obschina-luganska-pr… ). Что в результате получилось? -

http://rusjev.net/…/…/06/v-donetske-nachali-ohotu-na-evreev/

http://evreiskiy.kiev.ua/luganskaja-sinagoga-srochno-vyvozi…

 

Интересно, КОГО сейчас проклинает гражданин Гопин, потирая поротую казачками-интернационалистами задницу?


Еврейская община Луганска  прокляла  олигарха-фашиста Коломойского

 

В 1997-м году Луганская Краевая команда УНСО предотвратила в Луганске еврейский погром, который хотели организовать гастролеры из рашки при помощи местной прокацапской шпаны.
В 2014-м году на нашу землю приперлись "интернационалисты", которые "борятся с фашизмом". Кстати - именно те "интернационалисты, которые планировали погром и которые пубюликовали следующее: http://www.ruslug.ru/?p=1168 


Хабадовский раввин Гопин проклинал Коломойского и поддерживал так называемую "ЛНР" ( http://novorus.info/…/16289-evreyskaya-obschina-luganska-pr… ). Что в результате получилось? -

http://rusjev.net/…/…/06/v-donetske-nachali-ohotu-na-evreev/

http://evreiskiy.kiev.ua/luganskaja-sinagoga-srochno-vyvozi…

 

Интересно, КОГО сейчас проклинает гражданин Гопин, потирая поротую казачками-интернационалистами задницу?

Назад123...8384858687Вперед | Указать страницу
Поиск:
ИнформацияОбщениеБизнесДосуг
добавить сайт | реклама на портале | контекстная реклама | контакты Copyright © 1998-2010 <META> Все права защищены