<МЕТА> - Украина | Блоги | Українська
<META> - Украина
Интернет
Реестр
Новости
Рефераты
Товары
Блоги
искать в сообществе Freedom
Авторизация
Логин:
Пароль:
 
#

Календарь

 Май 
Пн
Вт
Ср
Чт
Пт
Сб
Вс
 
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
#

Полезные ссылки

#

Украина попала в "черный список" Центра Визенталя

Робер | 2011-01-14 12:35:02  
Сообщение прочтено 327 раз

 В список стран, прилагающих наименьшие усилия в поисках военных преступников времен Второй мировой, вошли Норвегия, Швеция, Сирия, Эстония, Венгрия, Литва и Украина.

В  докладе также указываются 10 самых разыскиваемых нацистов. В прошлом докладе первым номером в таком списке значился Джон (Иван) Демьянюк, который, однако, уже предстал перед судом в Мюнхене.

Теперь список возглавляет Сандор Кепиро, обвиняемый в организации массового убийства по меньшей мере 1250 мирных жителей в сербском местечке Нови Сад в 1942 году.

Он был признан виновным в совершении этого преступления еще в 1944 году в Венгрии, но наказания так и не понес. Однако три года назад венгерские власти снова возбудили против него дело по тем же пунктам обвинения.

В ответ Кепиро обвинил Эфраима Зуроффа в клевете и инициировал встречный иск в венгерском суде.

===========

Нюрнбергский трибунал - фарс, не имеющий ничего общего с судебным процессом, судилище по типу сталинских "троек". Из-за еврреев, которые выдумали Холокост, засудили и убили десятки тысяч невинных людей после войны, расстреливали даже уборщиц из немецких учреждений.

Хотя есть за что объявить преступниками все руководство Израиля начиная с 1948 года - за убийства палестинцев.

Симон Визенталь был сотрудником израильской разведки Моссад. В январе 2010 года центр Симона Визенталя резко осудил присвоение звания Героя Украины лидеру ОУН Степану Бандере.

Замечу от себя, что Визенталя неоднократно ловили на лжи - об этом можно прочитать здесь:  http://uk.wikipedia.org/wiki/Брехня_Голокосту .

В 2009 году на свет вышла книга «Охота на Зло» (англ. Hunting Evil) английского журналиста Гая Уолтерса, в которой он утверждает, что рассказы Визенталя  являются ложными, факты во всех его трех мемуарах противоречат друг другу, и не соответствуют документированным свидетельствам, что ставит под сомнение все что он написал. Британский журналист Даниел Финкельштайн в публикации на интернет-портале «Еврейские Хроники», сообщил, что Винерская библиотека (англ.), учреждение занимающееся исследованием Холокоста, поддерживает выводы, сделанные Уолтерсом. Директор библиотеки Бен Барков заявил, что "Визенталь может считаться шутом и хвастуном, и даже просто лжецом". 

«Вся репутация Симона Визенталя построена на песке. Он лжец, да и не очень умелый к тому же. С окончания Второй мировой войны и до самого конца своей жизни он будет неоднократно сообщать в прессе ложные сведения о себе, своей гипотетической охоте на Эйхмана и о других своих подвигах по выслеживанию беглых нацистов. Он также всю жизнь будет сочинять абсолютно несусветные истории о своей жизни в годы войны, лгать о полученном им образовании и сделанной им научной карьере. Очевидно, что правда казалось ему совершенно не важной, и это заставляет сомневаться во всём, что он когда-либо нам рассказывал». Так начинает свой рассказ о Симоне Визентале Гай Уолтерс.  http://www.chaskor.ru/article/simon_vizental_ohotnik_na_natsistov_19909

Визенталь пишет, что был во Львове, когда город захватили немцы в 1941 году. Визенталь утверждал, что он и его приятель Гросс были арестованы в 4 вечера в воскресенье, 6 июля, и это одна из тех редких дат, которые остаются неизменными в его вечно меняющихся историях. «Но, — пишет Уолтерс, — всякий раз, когда он столь точен в деталях, он, как правило, лжёт».

Вытолкнув их во двор тюрьмы со связанными сзади руками, Визенталя и Гросса поставили в шеренгу из 40 смотрящих друг другу в затылок евреев. Украинские полицаи начали методично расстреливать их одного за другим, стреляя в затылок, с каждым выстрелом приближаясь к стоящему в конце шеренги Визенталю.

Его спасло чудо: звон колоколов, означавший начало всенощной. Невероятно, но украинцы прервали казнь, чтобы отправиться на молитву. Оставшиеся в живых были брошены за решётку, где, как рассказывал Визенталь, ему удалось под утро заснуть. Разбудил его украинский полицай, оказавшийся давним знакомым, который и спас их с Гроссом, посоветовав им выдать себя за русских шпионов (!). Они были жестоко избиты, Визенталь потерял два зуба, но потом, после допроса, им велели вымыть полы в комендатуре и отпустили на все четыре стороны.

По словам Визенталя, в 1942 году его снова арестовывают и он вместе с женой попадает в концентрационный лагерь Яновичи, где их обоих определяют в ремонтные мастерские «Остбана» — Восточной железной дороги.

Случайно заместитель начальника лагеря Адольф Кольрауц узнаёт, что Визенталь — архитектор и хорошо умеет рисовать. Испытывая к Симону симпатию, он определяет его на работу «по специальности» (рисовать лозунги и плакаты для лагеря и свастики на трофейных советских локомотивах). И, восхищённый его талантом, не только выделяет ему, как ценному специалисту, отдельную квартиру, но даже организовывает регулярную доставку еды для матери Визенталя в гетто Львова.

Но 20 апреля 1943 года эсэсовцы заставляют его и ещё 40 (опять 40!) других заключённых выкопать ров, а потом приказывают им раздеться. «Я понял, что это конец, — рассказывал Симон Визенталь своему биографу Хелле Пик. — Нацисты предпочитали убивать людей голыми, потому что знали, что обнажённому человеку психологически трудно сопротивляться».

И опять чудо: прибегает некий эсэсовец Коллер и приказывает охранникам отпустить Визенталя. «Я шёл голый вдоль траншеи, а звуки стрельбы возобновились за моей спиной, но они прекратились задолго до того, как я пришёл в лагерь». Оказывается, немцы вспомнили, чтоприближается 54-я годовщина рождения Гитлера, и Кольрауцу срочно понадобился большой плакат с надписью: «Мы благодарим нашего фюрера».

2 октября 1943 года, по словам Визенталя, Кольрауц предупреждает его, что лагерь и его заключённые в ближайшее время будут ликвидированы. Немец выписывает ему и его другу пропуск для посещения магазина канцтоваров в городе, и там им удаётся бежать через чёрный ход, пока охрана ждёт их на улице. То, что он в очередной раз уцелел, Визенталь объяснял только особым попечением о нём Всевышнего. «Однако, — пишет Уолтерс, — мы всё это знаем только со слов самого Визенталя. В одной его автобиографической книге рассказывается, что Кольрауц был убит в битве за Берлин в апреле 1945-го. В другой — что Кольрауц погиб на русском фронте в 1944 году. В своих же письменных показаниях под присягой, данных им в августе 1954 года, он не рассказывает эту историю вообще».

«С момента побега Визенталя из лагеря, — пишет Уолтерс, — в его воспоминаниях вообще невозможно восстановить надёжную цепь событий. Существуют по крайней мере четыре сильно различающихся рассказа о его деятельности в период с октября 1943-го и по середину 1944-го»

Например, в январе 1949 года он под присягой рассказывал американцам, что, сбежав из лагеря, он «присоединяется к партизанскому отряду, действующему в районе Тернополя и Каменец-Подольского, где и воюет против немцев, со 2 октября по март 1944 года». С марта по июнь 1944 года он во Львове. 13 июня 1944 года он и его группа попадают в руки немцев. Визенталя доставляют во Львовское гестапо, где, опасаясь пыток, он пытается покончить с собой. Но снова чудо: тюремная охрана его спасает и отправляет в госпиталь, где он проводит пять недель. После его снова возвращают в концлагерь.

«Некоторые, — пишет Уолтерс, — например Б. Крайский, бывший австрийский канцлер, неоднократно обвиняли Визенталя в сотрудничестве с гестапо. Но Визенталь подаёт на Крайского в суд и выигрывает дело за недостаточностью улик».

И так далее… Впрочем, не будем пересказывать здесь всю книгу Гая Уолтерса целиком. Гораздо важнее процитировать отрывок из рецензии Даниэля Финкельштейна, члена редколлегии Times:

«Невозможно читать всё это про Симона Визенталя и не испытывать чувство неловкости, — пишет он. — Так должны ли евреи приветствовать эту книгу или всё-таки пытаться дистанцироваться от неё? Когда вы читаете «Охоту на зло», вы понимаете, что её автор говорит правду. Правда, когда она входит в нас, может вызвать боль, может заставить почувствовать себя неуютно и неловко. Но евреев никак не может обидеть правда о холокосте, и они не должны ни бояться её, ни избегать её».

«Среди 300 000 документов личного архива Симона Визенталя, — пишет Том Сегев (Tom Segev), автор книги «Симон Визенталь: Жизнь и легенды», — есть письмо от одного из переживших холокост, в котором тот пытается объяснить, почему он перестал верить в Бога. «Бог позволил солдатам СС вырвать грудного ребёнка из рук матери и затем использовать его как футбольный мяч. Когда он превратился в кровавый кусок плоти, они бросили его своим собакам. Мать была вынуждена на это смотреть. Они сорвали с неё блузку и заставили её очищать кровь у них с сапог».

Почему Бог допустил всё это? Вот что мне сказали по этому поводу в Санкт-Петербургской синагоге: «Согласно иудейскому вероучению, мы не можем задать такой вопрос: «зачем Б-г это сделал». Если мы верим в Б-га, в Его всемогущество и справедливость, то мы просто принимаем Его волю и осознаём, что человек с его ограниченным разумом неспособен увидеть целую картину и понять смысл Б-жественного провидения.

Здесь раввины приводят такую иллюстрацию. Невежа попадает в операционную, видит хирурга с занесённым ножом и бросается на него с криком: «Что ты делаешь, злодей!»

Но Б-г дал человеку свободу выбора. Поэтому можно задать вопрос самому себе: а почему народ избрал себе такого правителя? Ведь люди могли бороться и противостоять этому, но не стали. Более точного ответа в рамках еврейской традиции нет и не может быть».

Думаю, вопрос «почему Бог допустил всё это?» всю жизнь волновал Визенталя. Недаром в его рассказах так много примеров случившихся с ним чудес. Видимо, ему очень хотелось убедить в присутствии Вседержителя разуверившихся людей. Но верил ли он сам, выдумывая все эти чудеса и стараясь убедить в них других?


Да, скорей всего, тогда во Львовской комендатуре его спасло не чудо, а деньги. И может быть, вообще не было никакого расстрельного двора, шеренги обречённых евреев и ангелов, бьющих во все колокола.

А был грязный заплёванный пол, который он, архитектор, мыл под пьяный гогот полицаев. Были пинки и выбитые зубы. И была взятка, которую он, жалкий избитый еврей, предложил за свою свободу. И надо было очень и очень просить «господина сотрудника вспомогательной полиции», чтобы тот согласился взять эти деньги. Взять, а не отобрать их, и не пустить потом обобранного еврея «в расход».

Думаю, что между Визенталем, для спасения которого Великий Архитектор Природы посылает ангелов своих, и Визенталем — несостоявшимся архитектором, смертельно напуганным, избитым и неумело моющим пол, есть очень большая разница. Собственно говоря, это два разных человека.

Что ещё было? Был концлагерь, и мать Визенталя, которую на его глазах в августе 1942-го эсэсовцы заталкивают в грузовик, чтоб отвезти её вместе с другими женщинами в лагерь смерти Бельзец.

И был тот, второй Визенталь, который смотрит на это и ничего не может сделать. Смотрит, как бессильно смотрели миллионы прошедших через концлагеря людей на гибель своих родных и близких. Смотрели и тоже ничего не могли сделать.

В сентябре 1942-го мать Симона погибла в газовой камере.

Симон Визенталь не был суперменом. Он был обычным, худым и длинным евреем, которому меньше всего на свете хотелось быть врагом гигантского Германского государства, идти под ежедневные дубинки полицаев и драться из-за картофельных очисток с такими же потерявшими человеческий облик людьми. Ведь главной задачей концлагерей было истребление всего человеческого в жертвах, принуждение под страхом смерти к покорности, расчётливое натравливание человека на человека.

Что именно сделали с ним в концлагерях, выяснить сейчас уже невозможно. В любом случае, думаю, он стыдился этого «концлагерного Визенталя» и не хотел о нём вспоминать. Стыдился до такой степени, что предпочёл выдумать после войны «нового Визенталя», благо правда никого тогда не интересовала.


О неонацистах в Германии вновь заговорили после того, как Высший административный суд земли Саксония разрешил ультраправым проведение 13 февраля в Дрездене траурного шествия, приуроченного к 65-летию со дня бомбардировки города авиацией союзников. Тогда антифашистская коалиция, объединившая системных левых (Die Linke), умеренных (SPD), экологов, анархистов и администрацию города, которая изначально запретила проведение марша, решила прибегнуть к тактике контрдемонстрации.
Нацизм в Германии 2.0Но ведь что-то заставило его, выжившего в концлагерях, после войны отменить свои планы переехать в Америку, потом в Израиль и вместо этого посвятить свою жизнь накоплению свидетельств о преступлениях и погружению в воспоминания, тогда как большинство оставшихся в живых потратят остаток дней своих, пытаясь всё это забыть?

Может быть, стоило попытаться зажить нормальной человеческой жизнью? А поиском нацистских преступников пусть занимаются те, кому это положено: ЦРУ, МГБ, «Моссад»?

Тадеуш Боровский, молодой варшавский поэт, в 20 лет попавший в Освенцим и выживший там, после войны писал: «Американцы, воспитанные в поклонении успеху, который зависит только от смекалки и решительности, верящие в равные возможности каждого человека, привыкшие определять цену мужчины суммой его доходов, эти сильные, спортивные, жизнерадостные, полные радужных надежд на уготованную судьбой удачу, прямые и искренние парни, с мыслями чистыми, свежими и такими же гладко отутюженными, как их мундиры, рациональными, как их занятия, и честными, как их простой и ясный мир, — эти парни питали инстинктивное и слепое презрение к людям, которые не сумели сберечь своё добро, лишились предприятий, должностей и работы и скатились на самое дно; в то же время они вполне дружелюбно, с пониманием и восхищением относились к вежливым и тактичным немцам, которые уберегли от фашизма свою культуру, а также к красивым, крепким, весёлым и общительным немецким девушкам, добрым и ласковым, как сёстры.

Политикой они не интересовались (это делала за них американская разведка и немецкая пресса), полагали, что своё они сделали, и стремились вернуться домой, отчасти от скуки, отчасти от ностальгии, а отчасти опасаясь за свои должности и карьеру».

«Нет спасения от собственной памяти» — напишет Тадеуш Боровский. «А кто же из вас, живых, смерть видевших, — без вины?» 2 июля 1951 года он покончит с собой.

Симон Визенталь остаётся жить и становится «охотником на нацистов».

И вот тут происходит следующее: хотя некоторым «определённым» кругам было очень выгодно поддерживать для «внешнего пользования» миф о евреях — робких и невинных жертвах нацизма (а ведь было и героическое восстание в «Варшавском гетто», и был героизм евреев, сражавшихся в Советской армии — евреи вторые после русских по числу Героев Советского Союза), но для «внутреннего пользования» настоятельно требовался еврейский герой — мститель, ловко идущий по следу и бестрепетной рукой снимающий скальпы со своих врагов (годы спустя что-то подобное покажет Тарантино в своих «Бесславных ублюдках»).

Требовался человек, который будет олицетворять собой неотвратимость возмездия, здесь, на земле, а не когда-нибудь в «вышнем мире».

Требовался герой. И Визенталь стал им. Стал, хотя был он не Бэтмен, а человек. А делали из него именно Бэтмена, да и ему самому, скорей всего, очень хотелось им быть.

«Я должен был любой ценой избавиться от ночных кошмаров, — скажет позже Визенталь своему биографу. — И наконец понял, что могу и что должен сделать».

И пусть во всех его биографиях куча неувязок и неточностей. И пусть он лично не поймал Эйхмана и вообще поймал меньше нацистских преступников, чем писали средства массовой информации. Допустим даже, что он всю жизнь искал в немецких архивах какой-то (действительный или мнимый) «компромат» на самого себя. Это всё, как мне кажется, уже не важно. В любом случае он несёт полную ответственность перед Богом и людьми за свои поступки, какие бы высокие мотивы им ни двигали.

Поиск:
ИнформацияОбщениеБизнесДосуг
добавить сайт | реклама на портале | контекстная реклама | контакты Copyright © 1998-2010 <META> Все права защищены