<МЕТА> - Украина | Блоги | Українська
<META> - Украина
Интернет
Реестр
Новости
Рефераты
Товары
Блоги
искать в сообществе Футбол, и прочее, прочее, прочее...
Авторизация
Логин:
Пароль:
 
#

Календарь

 Ноябрь 
Пн
Вт
Ср
Чт
Пт
Сб
Вс
 
 
1
2
3
4
6
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
#

Ужасы киевского «Динамо» советского времени

koaal | 2017-11-13 15:16:32  
Сообщение прочтено 43 раз


Начну с того, что под ужасами киевского «Динамо» я подразумеваю насильственный призыв лучших игроков Украины под динамовские знамёна. Какими методами это производилось. Как пыталось руководство сильнейшего клуба Украины давить на игроков, чтобы они переехали выступать в Киев, или же остались в команде. Плюс то, как динамовские селекционеры вырывали советских талантов буквально из-под носа своих конкурентов, особенно московских. Как некрасиво и бесцеремонно увольняли тренеров, принесших «Динамо» славу. Ну, и ужасы для самого «Динамо», когда команде было не сладко. В общем, тема очень интересная. А начну, я, пожалуй, со сталинских времен.

 

1942 год. Киев под немецкой оккупацией. Город живет своей жизнью. Динамовцы плюс несколько игроков «Желдора» (киевский «Локомотив», желдор – железная дорога), собранные вместе в команде под названием «Старт», провели летом 10 победных матчей, общий счет которых 56-11! Соперники - украинцы, лояльные к оккупационной власти, под названием «Рух», а также сборные немецких и венгерских частей. После победы над командой немецкой части противовоздушной обороны «Флакелф» - 5:1, был проведен матч-реванш, который в советское время назвали «матчем смерти». Оккупанты усилились несколькими новыми игроками из других воинских подразделений, но опять влетели по полной программе - 3:5. Обстановка на поле была вполне дружелюбной, даже фоткались вместе перед играми. Когда же немцы очень грубо сыграли против киевского футболиста, то получили от своих союзников венгров на орехи по первое число. Мадьяры  высыпали на поле и высказали всё, что думают об игре нацистов. Это и не удивительно. Немного ранее они тоже уступили «Старту» - 2:3, едва не сравняв счёт в конце встречи, и хотели, чтобы и их союзники не нарушали неписанные правила честной игры. Так что «Флакелф» был не самым сильным соперником динамовско-желдоровского коллектива.

Никого немцы после двух поражений не арестовывали. Хотя обиду затаили. «Старт» ещё раз разнёс немецких прихвостней под названием «Рух» - 8:0, а украинской командой впритык заинтересовалось гестапо. А здесь ещё и «доброжелатели» доносами помогли, мол, с эНКаВэДэшниками играете. И пошли аресты футболистов непобедимой команды. Официально, за кражу на хлебозаводе. В гестапо, правда, быстро разобрались, что перед ними никакие не эНКаВэДэшники, а простые футболисты. Поэтому всех и отправили в Сырецкий концлагерь под Киевом, или попросту говоря в печально известный Бабий яр. Хлеб то на заводе воровали. Ничего, что не они. Главное наказать, чтобы другие боялись. Арестовали только Николая Коротких, который действительно был офицером НКВД. Его и расстреляли в застенках гестапо первым. А вот Трусевич, Клименко и Кузьменко приняли смерть 24 февраля 1943 года. Накануне, в день Красной армии, кем-то был осуществлён поджог на киевском механическом заводе «Слава». После таких диверсий гестапо всегда проводило показательные расстрелы заложников. В основном это были заключенные концлагерей. Каждого третьего, или пятого, ставили к стенке. В тот роковой день киевским динамовцам не повезло, и слепой жребий выпал на них.

После окончания той страшной войны возобновился чемпионат СССР по футболу, в котором ожидаемо первенствовали московские команды ЦДКА и «Динамо». И здесь ничего удивительного нет. Оба клуба представляли столичные силовые структуры, армию и милицию с внутренними войсками, игроки которых в основной своей массе «воевали», разве что, на футбольных полях. То есть не понесли ощутимых потерь, в отличие от того же киевского «Динамо». Команду пришлось создавать заново. По крупицам собирать со всей Украины. Поэтому и неудивительно, что поначалу москвичи не имели особых проблем с Киевом, обыгрывая местное «Динамо» даже на страшную похмелюгу, дыша своим перегаром соперникам в лицо. Так что не стоит ставить в вину киевлянам 11 и 12 место первых двух послевоенных сезонов в чемпионатах СССР при 12-и участниках.

Потом команда то поднималась на четвертое место, то снова опускалась вниз по турнирной таблице. Селекционеры «Динамо» работали в поте лица. Увидели так на предсезонке в 1950 году, как молодой голкипер харьковского «Локомотива» Евгений Лемешко надежно играет в воротах против «Зенита» в Ленинграде, когда украинцы выиграли 2:1. И решили во что бы то ни стало заполучить в свой клуб этот талант. А то годного дублёра основному вратарю, Олегу Макарову, нет. Откладывать в долгий ящик этот вопрос динамовское руководство не стало. А то как-то некомильфо даже на предсезонных сборах влетать по полной программе своим ленинградским одноклубникам – 0:5. Узнать, где остановились в колыбели двух революций на Неве харьковские железнодорожники, проблемой не стало. Отель «Европейский». Туда и заявился в номер к Лемешко полковник МГБ (бывшее НКВД), где выяснил, что 19-летний парень еще не служил. А это непорядок. Лемешко увезли в Киев, где в кабинете министра внутренних дел республики молодого перспективного вратаря от резких высказываний начальника в погонах с большими звёздами бросает то в дрожь, то в холод:

- Короче так, дорогой мой. Или ты играешь только за «Динамо». Или тут же отправляешься туда, где Макар телят не гонял!

И попробуй тут возрази, как тут же на Новой Земле с белыми медведями в футбол играть годиков так с пять будешь. Так что у парня не было выбора. Шутка ли, 1950 год на дворе. Тяжёлое было время. Сталинская эпоха.

 

После смерти вождя всех народов киевское «Динамо» выиграло первый в своей истории трофей – Кубок СССР-1954. Радости было, полные штаны. В столицу Украинской ССР триумфаторы были встречены, как национальные герои. Пока футболисты и руководители «Динамо» тонули в объятиях своих экзальтированных болельщиков, Виталий Голубев схватил Кубок, запрыгнул к встречающим его приятелям в автомобиль, и был таков. У тренера Олега Александровича Ошенкова в автобусе после такой новости чуть инсульт не случился. Он тут же вспомнил, что Витасик в поезде всю дорогу к родным пенатам не отрывал взгляда от Кубка. Всё налюбоваться не мог. А тут ещё нашлись те, кто видел, как Голубева окружили ребята подозрительной внешности из Подола. А этот район Киева славился своим криминальным уклоном. И держал его «авторитет», который был без ума от футбола.

Так что же делать? Решили подождать до утра. Но с восходом Солнца ничего не изменилось. Голубев с Кубком СССР, как в воду канул. А вышестоящее начальство интересуется, желает самолично добытый трофей лицезреть. Пришлось «сдаваться».

 Когда министр МВД Украины Тимофей Строкач узнал, что Кубок страны находится в руках криминальных братков – то чуть со своего высокого министерского кресла не упал от обуявшего его негодования, и тут же «нажал на все рычаги», отправив на Подол «группу захвата». Пропажи нашлись быстро. И обе -  невредимые. Голубев с братками трепетно отнеслись к хрустальной чаше Кубка СССР, и всю ночь употребляли из неё алкоголь. Обе пропажи были доставлены по назначению. Кубок, пока в гордом одиночестве, занял своё законное место среди добытых трофеев клуба. А Голубева ожидали жесткие оргвыводы начальства.

 

В 1970 году сильнейший клуб Украинской ССР занял непривычно низкое для себя 7 место. И это после трёх подряд чемпионских титулов в 1966-1968 годов, плюс «серебро»-1969. В Киеве уже как-то привыкли, что местное «Динамо» пребывает среди лидеров отечественного футбола, и выступление любимой команды в 1970 году было всеми признано, как провал. Легендарного «Деда», Виктора Маслова, тут же уволили из «Динамо», несмотря на все его заслуги перед командой. И сделали это очень некрасиво. Тренеру сообщили об этом решении в конце сезона, в Москве перед календарной игрой чемпионата СССР с ЦСКА. Как вспоминал позже футболист киевского «Динамо» Андрей Биба: «Динамо» поехало в Москву, на игру с ЦСКА. Неожиданно вместе с командой в гостинице «Россия» объявился представитель украинского спорткомитета Мизяк, который к футболу не имел ни малейшего отношения, а отвечал в своем ведомстве за зимние виды спорта. Именно этому человеку наши трусливые футбольные вожди и поручили объявить Маслову, что в его услугах Киев больше не нуждается. Когда Маслов вернулся из гостиничного номера Мизяка в свой номер, на нем лица не было: «Андрей, — попросил он меня, — сходи в буфет и возьми пару бутылок коньяка. Обмоем мое увольнение». Помолчал и горько добавил: «Спасибо, что хоть дома, в Москве, сказали, а не где-нибудь на станции Раздельная». Как играли на следующий день — не помню (1:0 в пользу ЦСКА, шедшего на «золото», 27 тур, 24 сентября – К.А.). Уезжаем в аэропорт — а он остается. В глазах у Деда — такая тоска! И слезы, которых никто никогда прежде не видел… В Киев он позже, когда немного отболело, все же наведался: сдать дела и вернуть ключи от служебной квартиры…». Забегая наперёд, скажу, что так же некрасиво уволили потом из «Динамо» Александра Александровича Севидова, заменившего «Деда» Маслова на тренерском мостике.

 

В сезоне 1973 года киевское «Динамо» вело упорную борьбу на всех фронтах с ереванским «Араратом». 10 октября два главных претендента на «золото» чемпионата СССР сошлись в финальном поединке на Кубок страны. 60 000 зрителей на Центральном стадионе им. В. И. Ленина в Москве стали свидетелями настоящего футбольного триллера. Киевляне после гола Колотова, забитого на 61 минуте с пенальти, казалось, уверенно доведут игру до победы, и на 87 минуте Севидов меняет Буряка на Зуева, а на 88-ой – Блохина на Кондратова. И тут же Иштоян сравнивает счёт. В дополнительное время тот же Иштоян красивейшим ударом оформил «дубль», осчастливив всю Армянскую ССР и вмиг став национальным героем. «Арарат» побеждает – 2:1.

Через два дня Александра Севидова увольняют из «Динамо» с записью в трудовой книжке «За развал воспитательной работы», хотя никаких жалоб насчёт этого в Спорткомитет Украинской ССР за весь период работы Сан Саныча в киевском клубе не поступало. Сообщил об этом команде на базе в Конче-Заспе первый зампред украинского Спорткомитета Андриан Мизяк, курировавший футбол. Хотя, нужно признать, Мизяк не понимал причины, по которой увольняют Севидова. Так же, как и все, кто курировал «Динамо» - люди в ЦК партии, МВД и КГБ искали причины такого кардинального решения, и не могли их обнаружить. Больше того, даже за рубежом увольнение Севидова вызвало недоумение. Вот что писал по этому поводу ежемесячник «ФИФА нюьс»: «…увольнение безусловно талантливого тренера киевского «Динамо» Севидова, успешно руководившего командой в течение трех сезонов, попросту необъяснимо ни с точки зрения интересов футбольного дела, ни с точки зрения элементарной логики…». В подтверждение этому «… Спорткомитет СССР за грубое нарушение установленного порядка назначения и освобождения старших тренеров футбольных команд объявил замечания заместителю председателя Украинского республиканского Спорткомитета тов. Мизяку А.А…» («Футбол-хоккей»). Хотя, причём здесь Мизяк? Ему приказали сверху – он исполнил. Хотя добился при этом в высоких кабинетах разрешения, чтобы Севидов сам написал заявление об уходе по собственному желанию. Но тренер отказался: «Нет уж, Андриан Алексеевич, пусть так и остается – за развал воспитательной работы».

На киевском ж/д вокзале Севидова провожало в Москву всё киевское «Динамо» в полном составе вместе с Мизяком. У вагона все вместе сфотографировались на память. Улыбался только уволенный тренер. В Киеве наступило время Валерия Васильевича Лобановского.

 

Поначалу будущий Мэтр работал в тандеме со своим другом и единомышленником, Олегом Базилевичем. За короткий период они создали в Киеве европейский суперклуб, который в 1975 году выиграл Кубок обладателей кубков и Суперкубок Европы. Олег Блохин, трижды поразивший ворота мюнхенской «Баварии» в суперкубковых стыках, был признан лучшим футболистом Европы. И он же был одним из тех, кто присоединился к бунту в киевском «Динамо» летом 1976 года. Хотя, читал, что Блохин был одним из организаторов.

Болезненный вылет в четвертьфинале Кубка европейских чемпионов от французского «Сент-Этьенна». Пролет мимо финальной пульки Евро-1976, когда проиграли четвертьфинальную зарубу будущим чемпионам, чехословакам. «Бронза» Летних олимпийских игр в Монреале, когда все ожидали только «золота». А потом и увеличение тренерским тандемом и без того космических нагрузок летом, вместо кратковременных отпусков с семьями. Все эти факторы обозлили футболистов киевского «Динамо». И они восстали против тренерской деспотии, требуя убрать их из команды. Дошло до того, что на домашнем матче осеннего чемпионата СССР с днепропетровским «Днепром» ни Лобановского, ни Базилевича на скамейке запасных не было. Динамовцы проиграли бывшему клубу Валерия Васильевича – 1:3. А динамовское начальство, при непосредственном контроле руководства республики, приняло соломоново решение – футболистов не наказывать, а уволить Базилевича. Лобановский остался у руля команды, и после откровенного разговора со своими подчиненными, снова повел их к свершениям.

То же самое произошло и после провального сезона-1984, когда киевляне заняли непривычное для них десятое место. Снова между игроками пошли разговоры, что де нужно убирать Лобановского. Выдохся великий тренер. Всё. Зачинщиками выступали динамовские лидеры – Олег Блохин и Леонид Буряк. Но после задушевного разговора наставника и футболистов, конфликт был погашен. Блохин вышел чистым из воды. А вот Буряка попросили из команды. Есть версия, что Лобановский избавился от Буряка с криками «Не родился ещё человек, который уберёт Лобановского!». Это мэтр так вспылил потому, что ему доложили, мол, Буряк с Блохиным мутят воду и хотят вас, уважаемый Валерий Васильевич, свалить. В этом, кстати, есть доля правды. Сам Буряк во время своего интервью Эдуарду Липовецкому и Игорю Рабинеру, опубликованному в «Футболе от «Спорт-Экспресса» №8 за июнь 1995 года сам того не желая, обмолвился о данном факте. Рассказывая, о том, что его подставила какая-то «околофутбольная сошка», имени которой он называть не будет, и о том, что в дальнейшем его взаимоотношения с Лобановским наладились, а с Блохиным, так они вообще друзья со времён их выступлений за юношескую сборную СССР, Леонид Иосифович незаметно для себя проговорился: «Но... Но он (Блохин – К.А.) промолчал, когда меня вытравливали из команды. Поначалу вроде как были заодно, а когда все обвинения свалились на меня, Олег занял позицию стороннего наблюдателя. Мне было страшно обидно». Здесь главное не то, что за Буряка не вступился его лепший друг, а то, что они «поначалу были как бы заодно».

Леонид, было, решил перейти в московский «Спартак», и уже начал предсезонные тренировки с «народной командой России». Как из Киева начали приходить предупреждения, мол, негоже усиливать нашего принципиального соперника и главного конкурента за советское «золото». Буряк решил не будоражить широкую общественность громким переходом, и тихонько заявился за московское «Торпедо». А Лобановскому с Блохиным новоиспеченный автозаводец отомстил по-мужски, забив гол в Киеве. 17 марта 1985 года в матче третьего тура «Торпедо» победило «Динамо» - 2:1. А киевские фанаты каждый раз забрасывали Буряка снежками при подаче угловых и вбрасываниях. Такая вот она, судьба. Еще вчера ты был кумиром всего Киева, а сегодня тебя уже готовы с дерьмом смешать за «предательство». Просто ужос-с-с.

Хотя, не только в Киеве не любили «перебежчиков», но и в украинских провинциях не всегда поддерживали тех, кто решил играть за киевское «Динамо». Слово Оресту Балю, младшему брату игрока команды Лобановского и сборной СССР Андрея Баля:

- Ваш брат не сразу согласился на переход в киевское «Динамо» Почему медлил? (предложения пошли с 1977 года, переход состоялся в 1981-ом – К.А.)

- Здесь два варианта. Первый: он хотел достаточно поиграть на взрослом уровне за «Карпаты», набить себе руку, ногу. Второй вариант: ему давали квартиру во Львове. Когда переходил в «Динамо» - возникли проблемы, потому что её хотели забрать. «Если я пойду – тебе не избежать проблем в «Карпатах», - предупреждал меня. Я возразил: «Ну ты же не в ЦСКА, или «Спартак» собрался, а идёшь в лучший украинский клуб». «Ну, увидишь».

Андрей поехал в «Динамо», а у меня действительно начались проблемы. Сначала отчислили из «дубля» (СКА «Карпат» - К.А). Квартиру поставили на учёт. Никого ни прописать, ни выписать. Словом, её хотели отобрать. Это был 1982 год, я как раз женился, жена забеременела. Если не работаешь – не имеешь декретных. А как работать, если не прописан? Заколдованный круг! Тяжба длилась около года. В конце концов, квартиру мне оставили.

 

Такие вот ужасы случались для родственников игроков киевского «Динамо» на родной земле. А если брат знает все эти проблемы, то ему и на матчи настраиваться должным образом тяжелее. Может сорваться, и выдать плохую игру. А это уже плохо для киевского «Динамо». А если таких футболистов вышло в стартовом составе несколько. Про позитивный результат команды можно забыть. Ужас? Да! Больше того, просто катастрофа!!! Кстати, мне вот интересно, а родственников Степана Юрчишина и Ярослава Думанского, которые вместе с Андреем Балем перешли из "Карпат" в киевское "Динамо", плюс Юрия Суслопарова, который вообще уехал в московское "Торпедо", тоже во Львове подобным образом прессовали "за предательство"?

 

 

1987 год. Киевское «Динамо» после двух сезонов побед на внутренней и международной аренах резко сдало. В полуфинале Кубка европейских чемпионов не удалось пройти «Порту». Правда, в конце июня в супердраматичном финале с минским «Динамо» был выигран Кубок СССР. Но в чемпионате после первого круга «птенцы» Лобановского плелись на восьмом месте. Команде срочно нужно было усиление. И не молодыми да перспективными, когда неизвестно, сколько ждать от них результата. А уже опытными бойцами, прошедших Крым и Рим. На эту роль как нельзя кстати подходили лидеры днепропетровского «Днепра» и сборной СССР Геннадий Литовченко и Олег Протасов. Эта атакующая связка с юношеских лет наводила на своих соперников ужас, и теперь могла как никогда кстати усилить киевское «Динамо». Тем более что ни Литовченко, ни Протасов не служили в армии. И пошли угрозы в их адрес.

Дальше слово тренеру «Днепра», Евгению Мефодьевичу Кучеревскому: «Если говорить о ребятах (Протасове и Литовченко – К.А.), то они вели себя нормально, предоставив решать этот вопрос руководству клуба. Их хотели забрать еще летом 1987-го, но у них была защита диплома, а поскольку оба игрока были еще на учебе, их не могли забрать в армию. Мы договорись, что до конца сезона они доиграют, после чего вернемся к этому вопросу. В дальнейшем их начали пугать: не пойдете в «Динамо», будете в Хабаровске служить или в Сибирь сошлем, будете с «винторезом» ходить и футбол забудете. Я им сказал, что если будут напрягать, надо идти в «Динамо». Ведь это Киев, Украина, своя республика. К тому же Лобановский - главный тренер сборной, в которой вы будете играть. Сезон закончился, позвонили и сказали: собирайтесь, езжайте…».

Косвенно слова Кучеревского подтверждает и сам Олег Протасов в том же интервью «Спорт уик-энду»: «Валерий Лобановский, когда позвал нас с Геной в «Динамо», сказал буквально следующее: «Если вы хотите играть в сборной и хорошо подготовиться к чемпионату Европы, необходимо, чтобы вы со мной тренировались». И это был не тонкий намек, а прямое пожелание. Понимаю, ему хотелось нас контролировать - Валерию Васильевичу нравилось, чтобы кандидаты в сборную готовились в его клубе и под его надзором. Ну и к тому же это было киевское «Динамо», где мы сами хотели играть и прогрессировать, поэтому и отправились, как считали, в лучшую команду страны».

Правда, в 1987 году, уже после перехода в «Динамо» по окончании сезона в одном из интервью на ТВ Протасов говорил: «Нам с Геной пришла пора служить в армии», что вызывало едкие колкости со стороны болельщиков, мол, а почему это пора служить в армии пришла не в 18 лет, с началом призывного возраста, а в 23-24, как в случае с Протасовым и Литовченко? Все ведь прекрасно понимали, что лидерам советской сборной пришла пора «служить в армии», потому что так захотел великий и могучий Гудви… Лобановский. Уже гораздо позже Литовченко так прокомментирует это телеинтервью своего друга в интервью корреспонденту «Спорт-Экспресса» Юрия Юриса (13.04.1995): «Конечно, была в том объяснении известная наивность, даже лукавство, но и «армейский фактор» тоже реально присутствовал. Военкоматские отсрочки продолжались до тех пор, пока мы не понадобились киевскому «Динамо». Вопрос был поставлен ребром: или – или…».

В общем, «Был страшный шум, который подняла пресса: мол, забирают явных лидеров команды, которая борется за чемпионство. Можно понять и Днепропетровск, поскольку нас там любили, а мы любили своих болельщиков…» (Протасов).

Только вот Олег Протасов, когда говорил, что Лобановский любил контролировать в своем клубе игроков советской сборной, был прав наполовину. Да, Валерию Васильевичу нравилось контролировать процесс подготовки игроков сборной в одном клубе. Но больше всего этого великого тренера тешила мысль, что в Киеве под его руководством играет фактически сборная СССР, которую боится и уважает весь футбольный мир.

Олег Протасов и Геннадий Литовченко и в «Динамо» были лидерами все время своего пребывания в команде. Правда, они не добились с Лобановским того, на что рассчитывали. С таким мощнейшим составом, который был под рукой у Мэтра, киевляне вообще не должны были испытывать конкуренции на внутренней арене, и сильно выступать на международном уровне. А что же мы мели в итоге? После ухода лидеров «Днепра» Литовченко и Протасова в «Динамо» киевляне финишировали вторыми в советском первенстве-1988, вслед за «Днепром», и третьими в 1989 году вслед за «Спартаком» и тем же «Днепром». Вот в этом вся ирония судьбы и ужас для Лобанвского. Ограбленная команда на протяжении двух сезонов играла успешнее, чем ограбившая её. И только в 1990 году «Динамо» стало чемпионом СССР в тринадцатый раз. Только вот еще в начале осени, после победы над «Спартаком» 1 сентября – 3:1, клуб покинул сначала Лобановский, уехав на ближневосточные заработки. А потом вслед за ним и Протасов, подавшись в свою греческую одиссею в «Олимпиакос» из Пирея, недавно возглавляемый молодым тренером Олегом Блохиным, вместо которого Олег и пришел в «Динамо». А уже в после завершения сезона-1990, вслед за своим другом по жизни уехал и Литовченко.

Кстати, Анатолия Демьяненко по окончании сезона-1978 тоже долго уговаривали киевские «покупатели». А молодой талант все никак не хотел покидать родной Днепропетровск, где родился и вырос. Но, в итоге, 1979 год Демьяненко провел не в «Днепре», а в киевском «Динамо», где «отслужил» верой и правдой 12 лет.

 

В киевское «Динамо» вход был рубль, а выход – два. Даже в условиях горбачевской перестройки, когда гласность и демократия с плюрализмом мнений, динамовское руководство не позволяло своим «звездам» своеволия. Несмотря на то, что киевляне в 1990 году стали чемпионом страны, динамовский лидер и новый кумир миллионов, Сергей Юран написал заявление о переходе в московский «Спартак». Это сообщение в СМИ вызвало эффект разорвавшейся бомбы. Галасу было больше, нежели при перебазировании Протасова и Литовченко в киевское «Динамо». Подобные переходы в то время приравнивались к предательству. Что быстро в свое время понял Леонид Буряк, но недопетрал Сергей Юран. Начались судебные заседания между двумя принципиальными соперниками. Даже в арбитражный суд УЕФА документы спартаковцами отправлялись, мол, с Киева не выпускают игрока, который самостоятельно решил переехать в Москву. А это, доложим мы вам, уважаемые господа уефовцы, форменный беспредел.

Динамовским руководителям нужно было применять кардинальные меры. И они поступили в духе того времени, когда уже во всю распоясались братки и рекетиры самых разных мастей. «…Вызывали в ЦК КПСС. Дали понять, что родители работают в Украине, и если я уеду, у них могут возникнуть неприятности» - рассказывал в одном из своих интервью сам Сергей во время тренерской работы в Казахстане. В ЦК КПСС, это, конечно, Юран загнул. Потому как этот высший орган советской власти находился в столице СССР, Москве. Но факт того, что Юрана начали запугивать на самом высшем республиканском уровне, думаю, присутствовал. Во всяком случае, все эти бандюганские замашки были явно с инициативы динамовского руководства.

Сергей остался в «Динамо», и через полгода перешёл в португальскую «Бенфику», в составе которой поучаствовал в разгроме своего бывшего клуба в экспериментальной Лиге чемпионов 1991/1992 годов. Лиссабонские «Орлы» разгромили команду Анатолия Кирилловича Пузача – 5:0. Два последних гола провел Юран. Причем эти мячи оказались последними, которые пропускали советские клубы в розыгрышах континентальных клубных кубковых турниров. Ведь с евросезона-1992/1993 Украина, как и Россия, стартовали раздельно, как независимые страны.

Такие вот ужасы киевского «Динамо» были в советские времена. Вы думаете, после распада Союза что-то кардинально поменялось? Если да, то не очень. Продолжение следует.

 



Это сообщение написано также в: Футбол. И не только (0 комментариев)
Поиск:
ИнформацияОбщениеБизнесДосуг
добавить сайт | реклама на портале | контекстная реклама | контакты Copyright © 1998-2010 <META> Все права защищены