Авторизация
Меню

Календарь
 Январь 
Пн
Вт
Ср
Чт
Пт
Сб
Вс
 
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31


21 июня (с) (рашка)
Rolf | 2015-06-21 07:56:11
Сообщение прочтено 109 раз

«….Причем волки атакуют и северные, и южные регионы, и Поволжье, и Заволжье. Журналисты приводят данные о кратном росте популяции, о покусанных жителях, об опасности бешенства, которое волки цепляют у лис и т.д. Но проблема во всех публикациях сводится к деньгам: охотникам не платят за отстрел животных, вот зверье и повылазило на свет.

Я столкнулся с «волчьим вопросом» на севере Архангельской области. Бабушка живет в умирающей деревне. Так вот, жители окраин Пуксы ставят в огородах чучела: они боятся, что волки утащат собаку! Ну, и разговоров про волков хватает.

Читая Т.Нефедову («Зачем нужна корова?»), про себя отмечаю на полях. Волки начинаются там, где заканчивается человек. «Главная забота чабана – помимо пастьбы скота и охраны его от болезней – борьба со степными волками, число которых в Заволжье выросло, особенно в районах пограничных с Казахстаном, из-за полного упадка там сельского хозяйства».

Но упадок сельского хозяйства это и про нас тоже! На севере уже за 2-3 года брошенные поля обрастают молодыми деревцами, а через 5 лет земля потеряна для обработки. «Мелкого скота и птицы не держат, так как одолевают волки», - походя бросает Нефедова.

И в общем становится ясно: волки начинаются там, где кончается человек.
А человек в России кончается. Плотность сельского населения падает. Посевные площади сокращаются год от года. Конечно, природа берет свое. Пашня зарастает лесом, размножаются волки и т.д. Ну, и в последнюю очередь виноваты охотники. Проще ягод и грибов насобирать на бутылку. Слава Единой России! Даешь ВТО!

Импорт продовольствия ежегодно растет на 10-15%: скоро будем волков экспортировать….»
http://chagataev.livejournal.com/21633.html

 

 Русские города: какие перспективы?
Евгений Ясин
научный руководитель Национального исследовательского Университета - Высшая школа экономики, министр экономики РФ (1994-1997гг.)

Е.Ясин
― Я даже начну не с впечатлений – немножко такой из глубины истории подход, который заключается в том, что Россия – огромная по территории страна, в которой есть
очень ограниченные регионы, которые пронизаны ощущением некоего такого эстетического равновесия, которое в городах, где можно назвать «красивые». Ну, для меня, как бы, образец – это Золотое Кольцо, это Суздаль, это Ростов, это Ярославль, это Переславль-Залесский, Троице-Сергиев. Ну, как бы, вот это вот, то, что вокруг Москвы. Плюс сама Москва, Петербург. Новгород, Псков. И всё.

М.Королёва
― Ну, это, вроде бы, разные, конечно, категории городов. То есть, есть города-миллионники и многомиллионники, например, как Москва, да? И есть совсем небольшие города, и они, конечно, в России устроены по-разному в отличие от того самого Запада, на который мы часто ссылаемся, потому что там жизнь в городах – она более-менее уравновешена, так я понимаю, да? Здесь – нет.

Е.Ясин
― Здесь – нет. Здесь, как бы, так устраивалось… Люди шли
завоевывать Сибирь не для того, чтобы там жить постоянно. Это было поле охоты и, так сказать, временного пребывания.

В конце концов, это превзошло эти границы. Там стали добиваться каких-то более далеко идущих целей. Но там не было в значительной части России вообще представления о том, что эти места навсегда. Вот,
огромная территория, довольно редкое население – это, собственно, главные причины, почему наша цивилизация отличается от европейской.

... Одесса отличается. Я хорошо помню: когда я вернулся из эвакуации, я был настолько… Пацаном (мне было 10 лет). Я был настолько поражен, что я как однажды забрался
на вишневое дерево около оперного театра, взял книжку и стал читать, и поглядывать вокруг, и наслаждаться вот тем обликом города, который там есть.

... Вот, скажем, тот же самый Чебаркуль. Если ты посмотришь на природу, замечательная просто. Красота! Это сплошные леса в виде таких березовых островов. И между ними зеленые поля и огромное количество озер, причем очень красивых. Красиво всё. Потом дальше немножко начинаются горы – это Уральские горы. И они заставлены так елками, соснами, тоже деревьями. И они красивые. Но как только ты попадаешь в какую-то
среду, которая переделана, рукотворную, ты видишь, что там некрасиво. Это самое минимальное, что можно сказать.

Чебаркуль – это 40 тысяч жителей, несколько предприятий крупных.
Самое большое из них – это «Уральская кузница», и это оборонный завод.

А вопрос заключается в том, что
пока была дорогая нефть, мы много заработали, вложили там в какие-то города. Люди стали лучше жить. А дальше у нас исчезли темпы экономического роста. Дальше нам нужно обеспечить подъем их. И когда мне сейчас говорят, что «Ну, еще год-два и начнется экономический рост, и всё будет в порядке, и так далее, и тому подобное», я этого не понимаю, потому что я не вижу тех факторов, которые будут нас толкать вверх. Нету их.

 Вот, мое суждение, мое объяснение. Значит, Россия – такая страна… Она очень большая. И проблема, которая нам угрожает, это то, что у нас маленькие города исчезнут, потому что из них постепенно будет удаляться население и будет удаляться в сверхкрупные города, в мегаполисы, а потом еще за границу. Вот это, как бы, такая картина, нам уже более или менее знакомая.

М.Королёва
 ―
Может быть, вообще не имеет смысла в такие города вкладываться? Ну, что такое 40 тысяч население?
Представим себе, что
просто строится один такой микрорайон в Челябинске… Ну, 40 тысяч – это же микрорайон городской, да? Где-то прямо рядом с Челябинском или даже в его черте, или, там, за его чертой, но недалеко. И всё, и туда все переселяются. И решена проблема, например там, с работой уже, с дорогой и так далее. Зачем, что называется, мельчить? Может быть, тогда просто укрупнять уже существующие города, переселять туда людей?
....

Е.Ясин
― . В 1941 году я проезжал город Златоуст, ну, ехал в эвакуацию, мне было 10 лет. Я стоял около окна, видел очень красивые горы, очень красивые елки на этих горах. И внизу, ну, какой-то хлам, какое-то бесконечное количество сараев – это всё, что там смогли сделать человеческие руки, и это при том, что… Потом я узнал, что
город Златоуст был в начале XIX века основан там немцами, которые рассчитывали здесь привлечь рабочую силу и организовать производство. Они это сделали, поэтому в городе были замечательной красоты храмы – Лютеранский, Католический и Православный. Они все были разрушены.

И когда я смотрю, сейчас проезжаю по Златоусту, я вижу заводы, я вижу
девятиэтажные дома, памятник Ленину и всё. Так это вот такая среда будет у нас всегда.

М.Королёва
―  Вот, вы мне про город Златоуст. А я вам расскажу, как, вот, вы, допустим, можете ехать на Сапсане Москва-Петербург. И, вот, Москва – хорошо, вы выходите в Петербурге – красиво. Вот, вы едете по этой дороге и что вы видите часто?
Заборы, которые повалились, какие-то избушки покосившиеся, да?

Е.Ясин
Я хочу, чтобы меня правильно поняли, обратить внимание на следующее обстоятельство
. Россия – это страна огромных расстояний и сравнительно небольшого количества людей. Это означает, что сделать в России дороги такие как в Германии, гораздо тяжелее. То есть просто я так думаю, что в каком-то отношении это неразрешимая проблема.

Возьмем с вами Италию. 50 миллионов с лишним населения на ту площадь, которая представлена на этой стране.
Там маленькие города находятся близко друг к другу, и вы как угодно можете смотреть, но с точки зрения современной агломерации это не обязательно один город – это может быть много мелких городов, которые связаны между собой. И я вот сравнительно недавно, в апреле был в Италии, в Ломбардии, недалеко от Милана. Там сплошной… У меня такое впечатление, что это, как бы, одно поселение. Ну, разделены там скверами, полями какими-то и так далее, но всё обработано и так далее.  И дороги тоже отличные. 

У нас же не такая страна. У тебя
не такая плотность населения, у тебя огромные разрывы. Это здесь под Москвой вы еще можете, вот, подняться на самолете, увидеть что-то похожее на Италию. Но потом, когда вы едете, скажем, по дороге на Смоленск, сильно не доезжая Вязьмы, всё будет совершенно по-другому вокруг.

http://echo.msk.ru/programs/vyboryasen/1567030-echo/

Группа советских войск в Германии.Вюнсдорф
В составе инспекционной группы я присутствовал на учениях 3-й Ударной армии и Штаба ГСВ
Весна 1970 год

Главнокомандующий Группой советских войск в Германии генерал армии В.Г.Куликов любил все контролировать лично. То он на вертолете летает, ловит советские военные машины, превышающие скорость, то лежа в кустах слушает, о чем офицеры в курилке говорят. Но самым его любимым занятием было, переодевшись в спортивный костюм, колесить по Вюнсдорфу на велосипеде.

Дело было в субботу вечером, когда офицеры получил долгожданную получку. Все пивные - переполнены штабными офицерами. Каждый моментом пользуется - попить пивка вволю. А то вернешься в Союз - есть ли там хорошее пиво? Главнокомандующий тенью скользит вдоль ярко освещенных окон "стекляшек", и кипучая злоба переполняет все его существо.

Понять страсть советского офицера к немецкому пиву ему, конечно не дано. Сытый голодного не разумеет. У него персональные повара, изысканные блюда и лучшие сорта вин вне зависимости от того, в Германии он или в Союзе. Как настоящий коммунист Куликов решительно выступал против пьянства и настойчиво с ним боролся.

- Пьете! Вы у меня попьете! - внезапно решение созрело в его голове. Он улыбается сам себе, разворачивает велосипед и катит к штабу Группы войск. Не снимая спортивного костюма, он проходит в свой кабинет, думает еще мгновение и решительно придвигает к себе красный телефон без цифрового диска. Телефон отвечает мгновенно. Главком усаживается в кресло и приказывает властным тоном - 215-му отдельному саперному батальону - боевая тревога. Вариант 7. Шифр 2323777. Трубка рявкнула "есть" и замерла.

Через час главнокомандующий прибыл на лесную просеку, куда по тревоге уже вышел саперный батальон. Короткое совещание с офицерами главком завершил словами: "Перед сломом никого не предупреждать. Ломать и точка! Время на совершение марша 4 минут, на проведение операции - 45 минут. Вперед!

Подвыпившие офицеры с диким ревом прыгали через окна. В темноте метались какие-то тени. Ревели танковые моторы. Грохот стоял ужасный. Единственная мысль завладела тысячами голов одновременно - "Война!

- Я же говорил,- кричал охрипший подполковник с оторванным левым погоном,- что все будет, как в 41-м году. Тяжелые армейские бульдозеры быстро разломали легкие стеклянные павильончики, и в одно мгновение чистенький городок пропитался пряным запахом доброго немецкого пива. К утру на местах "стекляшек" красовались мягкие лужайки из свежего дерна. Маскировочная рота батальона поработала на славу. Теплый дождик прибил пыль, и больше ничто не напоминало о ночном налете саперного батальона на штабной городок. Так в Вюнсдорфе навек было покончено с пьянством.

Начальник Политуправления восторгом доложил в ГлавПУР и в ЦК партии о замечательной решительности нового главкома в борьбе с пьянством. Ровно через месяц в день следующей получки начальник финансового управления Группы войск робко зашел в кабинет грозного генерала и доложил, что в кассе нет денег для выдачи денежного довольствия офицерскому составу.

- Что ж,- сказал генерал армии Куликов,- пиши рапорт виновных предадим суду военного трибунала! А в чем, собственно причина, кассиры проворовались?

- Нет,- объяснил финансист,- мы из Москвы только незначительную часть немецких денег получаем. А основные суммы идут из системы Военторга, из пивных то есть. Марки по кругу ходили, мы их офицерам даем, они их в нашу пивную несут, мы деньги забираем, и снова даем. А пиво немцы поставляли по льготным ценам. Теперь в Вюнсдорфе советских пивных нет, поэтому все офицеры в немецкие пивные стали ездить. Туда все марки уходят. Мы просили Москву, но Москва денег не дает дополнительно.

Главком заскрипел зубами так, что у финансиста сморщилось лицо. Затем он решительным жестом придвинул к себе красный телефон без цифрового диска. К месту сосредоточения саперного батальона главком на этот раз не поехал, а послал адъютанта с приказом: "Срочно восстановить все пивные в Вюнсдорфе. Срок 15 суток"


Виктор Суворов "Освободитель"

 

Бывший профессор Высшей школы экономики (ВШЭ) Константин Сонин, сменивший​ ВШЭ на чикагский университет Harris School of Public Policy Studies, не верит в программу импортозамещения, сообщает РБК.
«Те люди, которые говорят про импортозамещение, они не понимают, о чем говорят. Ну, я бы сказал, что они бредят. В результате импортозамещения этого товара будет производиться меньше с учетом импорта раньше, и он будет стоить дороже. Никаких успешных примеров импортозамещения в масштабах экономики не было и не будет. Мы обсуждаем несуществующую субстанцию», — заявил Сонин.
Кризисная ситуация будет наблюдаться в сфере инвестиций, считает Сонин. По его словам, инвестиционный климат в ближайшие годы останется на рекордно низком уровне, при этом объемы внутренних инвестиций также продолжат снижаться, так как россияне не захотят вкладываться в российские проекты.
Скептически экономист относится и к развороту России на азиатский рынок и активизации сотрудничества со странами БРИКС, подобный тренд он назвал «бесплодными фантазиями».
«Надо понимать, что такое Россия и что такое Китай. Россия с Китаем не может иметь никакого равного партнерства. Россия может присоединиться в качестве трех провинций, но это маленькая экономика рядом с большой. И человек, который думает по-другому, живет не в этом мире, не на планете Земля», — пояснил экономист.
http://www.gazeta.ru/business/news/2015/06/15/n_7289593.shtml




Категории: Russia    
Для того, что бы добавить комментарий, Вам нужно зарегистрироваться или зайти под своим именем