Авторизация
Меню

Календарь
 Апрель 
Пн
Вт
Ср
Чт
Пт
Сб
Вс
 
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30


Бесславный диктатор или Невероятные приключения янки в Томании
kuklean | 2009-09-08 12:53:42
Сообщение прочтено 887 раз

Очередная пара -- немецкий фашизм глазами двух киногениев.

Бесславные ублюдки / Inglourious Basterds (2009)

Честно говоря, ждал драйва, хотя все рассказывают про многоходовые диалоги. Так разве у Тарантино в диалогах нет драйва?

Диалоги, а с них фильм начинается, ими же и заканчивается, действительно, интересные -- они вышли за рамки обсуждения проблемы чаевых или молочных коктейлей. У Тарантино разговоры "по существу", сюжетные разговоры начались, пожалуй, в "Убить Билла". Раньше Джулс и Винсент могли абсолютно не в тему несколько минут рассуждать об особенностях метрической системы измерения, и если бы мы выбросили этот диалог из фильма, то никаких смыслов бы не потеряли. Это были просто забавные наблюдения и каламбуры от внимательного обывателя по фамилии Тарантино. Теперь каждая фраза имеет сюжетный смысл, раскрывает персонажа и имеет последствия. От прекрасного раздолбайства Тарантино пришёл к стройному кинематографу.

Но при этой внешней стройности его работы он остался тем же киноманом без комплексов. Деликатность, оглядки на прессу -- всё это пусть заботит Ридлей Скоттов и прочих Земекисов. Ведь эта история, рассказаная в "Бесславных ублюдках" очень похожа на мечту еврейского подростка, который вместе с родителями бежал в США от ужасов немецкого национализма. Разве не мечтали эти пацаны по ночам вот так вот взять друзей, перелететь океан, пробраться тайно в логово врага, жестоко, страшно и красиво убивая немцев, а потом взорвать к чёртовой матери самого Гитлера? А ещё лучше всех его министров -- Геббельсов, Борманов, Герингов. Или нет, не взорвать, а сжечь. Или ещё лучше -- расстрелять в него полную обойму шмайсера, а потом поменять обойму и стрелять ещё и ещё, а потом сжечь, а потом вдобавок и взорвать! Жестокие евреи, каждый из которых снял сотню немецких скальпов -- какая тут деликатность, спекуляция на Холокосте и "комплекс жертвы"? Тут живое, животное, жестокое, которое было и в немцах и в евреях, хотя последних принято изображать в виде загнанных пианистов или безликих узников гетто.

И, раз уж про отсутствие комплексов я рассказал, то и про киноманию. Тут уж Тарантино оторвался по полной -- такое впечатление, что немцы воевали в перерывах между кинофестивалями, а из окопов по вечерам ходили в кинотеатр. Герой-снайпер становится киноактёром в фильме про себя, британский кинокритик отправляется с тайным заднием в Париж, немецкая кинодива -- шпион Его Величества, а еврейская девочка, ушедшая от расстрела, становится владелицей кинотетра. И как не вспомнить немецких солдат, за пивом гиграющих в "Угадай киноперсонажа". Похоже, только милый Альдо с его "Бонджорно!" не имеет никакого отношения к этому искусству, хотя и его затаскивают в кинотеатр. Тарантино любит кино и наполняет свой фильм чужими -- ссылками на знаменитые киносцены и известных киногероев, документальной нарезкой о химическом составе киноплёнок тех лет и премьерой картины "Гордость нации". Интересно, сколько людей сейчас ищут в Википедии статью о Лени Рифеншталь?

Режиссура, сценарий и всё-всё-всё, что Тарантино натворил -- как обычно, красиво и бодро. Но немного раздражали шпионские ужимки по всему фильму. Разведчики и пукнуть на территории Франции нормально не могли, чтобы их какой-то гений разоблачения, которые прячутся за каждым столбом, не затуркал язвительными вопросами. Это не укладывалось в мои соцреалистические мозги.

Ну, и про актёров -- Брэд Питт явно получал удовольствие. Явно косил под Брандо. Дайана Крюгер и Мелани Лоран не впечатлили -- новой Умы, как всегда, не получилось. Но! Получить веточку на Каннах -- это вам не абы шо! В 52 года, снимаясь в никому не известном австрийском кине, сериалах, Кристоф Вальц вдруг попадает в руки Тарантино и получает неимоверно интересную роль. Вальц был прекрасен -- во всех сценах. Галантен, язвителен, смешон, жесток -- всё в одном флаконе и без осечки.

И конечно же, моя глубокая симпатия, которую заслужил прошлыми ролями Даниэль Брюль, не поколебалась. Он замечательно выглядел в роли скромного интеллигентного парня, превращающегося в "звязду", которая запанибрата с Геббельсом.

P. S. Ну и как не вспомнить про самую запоминающуюся фразу, которая, как гвоздь завершает весь этот кинобалаган, последнюю фразу, которая по самоиронии тянет на Оскар в специальной номинации: "А знаешь, что, Йодевич? Я думаю, это вполне тянет на шедевр". Ай да сукин сын этот ваш Тарантино!

P. P. S. За неимением фильма нормального для скриншотов качества, кадры позаимствованы на КиноПоиске.

___________________________

Великий диктатор / The Great Dictator (1940)

Один из самых смелых фильмов в истории. Чаплин послал всех и вся и на свои деньги снимал картину, которая разозлила миллионы людей. И ладно -- в Германии. Но в США ему угрожали расправой и саботажем киносеансов. Это дико звучит, но симпатиков у фашистов тогда было не менее, чем сейчас. (Это ещё более дико звучит, но это правда). США в осторожном нейтралитете, а в Европе танки ровняют с землёй Польшу -- Чаплин начинает съёмку. Франция оккупирована -- Чаплин заканчивает свой фильм. Но он добивается премьеры и фильм идёт на ура в США и Великобритании. Фильм посмотрели Гитлер и Сталин. Наш усатый вождь "Великого диктатора" в прокат не пустил, а реакция Гитлера так и осталась тайной, о чём Чаплин очень сожалел. Он ведь делал не просто сатиру, чтобы срубить бабла или постебаться с кого-то. Он действительно верил в кино, и очень хотел что-то изменить, и возможно, он по-детски, в глубине души надеялся, что это фильм поколеблет что-то и в самом Гитлере. Иначе зачем эта финальная речь? За которую ему, кстати, в США потом вменяли симпатию к коммунистам. Сам Линкольн бы не сказал лучше, а его пинали за гимн демократии.

Вообще, удивительная история -- вся великая страна молчит, поджав хвост, и только Бродяга -- самый немой и смешной человек из существующих, немой даже тогда, когда всё кино было уже звуковым, вдруг заговорил. И заговорил о самом важном, о чём все молчали -- об ужасе, который творится в Европе.

Кроме социальной ценности, в "Великом диктаторе" есть множество прекрасных комических эпизодов, которые можно пересматривать множество раз -- и знаменитые танцы с глобусом, и полёт вверх тормашками в самолёте, и поедание пудинга с монеткой. И просто шедевральный эпизод с бритьём под музыку Брамса -- снятый одним дублем.

Конечно же, просмотр "Великого диктатора" в один вечер с "Бесславными ублюдками" делает тарантиновскую картину бледной и второстепенной. "Великий диктатор" же, невзирая на тавтологию -- великий фильм.


Это сообщение написано также в: КиноМЕТА (0 комментариев)