Авторизация
Меню
Категории

Календарь
 Февраль 
Пн
Вт
Ср
Чт
Пт
Сб
Вс
 
 
 
 
7
13
16
23
24
25
26
27
28


Воскресенье 3 февраля 2019
Сообщение прочтено 47 раз

   Спецпредставитель председателя ОБСЕ в Украине и в Трехсторонней контактной группе в Минске Мартин Сайдик рассказал о деталях нового мирного плана, который должен был бы сдвинуть с мертвой точки процесс мирного урегулирования на Донбассе.

   Не вдаваясь в подробности и детали этого мирного плана, заметим, что он отражает понимание Западом того простого факта, что сами по себе Минские соглашения не выполнимы. Именно поэтому появляются новые предложения, которые должны устроить участников конфликта и посредников — Украину, Россию, Германию и Францию. При этом Сайдик хотел бы, чтобы парламенты этих стран ратифицировали новый мирный план.

   И тут мы сразу же сталкиваемся с хорошо известным нам препятствием любого урегулирования конфликта с участием России. Россия не считает себя участником конфликта. По мнению Кремля, участник конфликта — не она, а «народные республики». Именно поэтому в Москве предложения Сайдика сразу же назвали его «личным планом» и подчеркнули, что с этим планом не согласились в Украине и в «народных республиках».

   А Россия, как обычно, ни при чем. Ее представитель не собирается подписывать мирный план, ее парламент не будет его ратифицировать. Но даже если предположить готовность Москвы к такой ратификации, то разве мы не знаем, как часто Россия нарушала свои международные обязательства? Что стоит стране, которая нарушила территориальную целостность Украины, плюнуть на любой новый договор, который эту целостность гарантирует?

   Поэтому проблема плана Сайдика — не в деталях, а в отсутствии механизма его реализации. Западные дипломаты могут выдвигать какие угодно планы, но если у Москвы есть план дальнейшей оккупации Донбасса, то именно этого плана она и будет придерживаться. А все остальное — это самая обычная дымовая завеса, которая позволяет оккупанту просто тянуть время. А в это время разворовывать оккупированные территории, усиливать роль российских спецслужб, раздавать российские паспорта…

   Если кому-то действительно нужен план деоккупации Донбасса, то он состоит из трёх слов: ослабление путинского режима. Россия уйдёт с оккупированных территорий только тогда, когда она будет нуждаться в договоренностях с цивилизованным миром, в поддержке Запада, в нормальной жизни. Именно тогда она и уйдёт из Крыма и Донбасса, как Советский Союз ушёл из Афганистана, Центральной Европы и стран Балтии.

   Но до этого российский оккупант не сдвинется с места — какие бы мирные планы ему не предлагали.


Сообщение прочтено 19 раз

Сообщение прочтено 215 раз

Ð ¡&ET H;²&N tilde; 0;Ñ ‚Ð ;»&E TH;¸ Ð&frac 12;Ð&d eg;  від Viktor Opanasenko.


Комментарии (21)  
Сообщение прочтено 31 раз

   К утру 22 января стало известно, что шансов найти выживших моряков в Керченском проливе нет. Таким образом, спасти удалось лишь 12 человек а число жертв пожара на кораблях "Канди" и "Маэстро" составило 20. Масштабная поисковая операция в окрестностях Крымского моста продолжалась всю ночь.

"Ничего нет страшнее пожара на корабле!

Нам нужно ввести за правило лоцманскую проводку!

Причем не только лоцманскую, но и рулевую!

Все суда проводить через Керченский мост. Другого пути нет.

Нам не нужны пожары, взрывы, въезды в опоры моста и все провокации, в том числе, которые может сотворить Украина!

Нужно установить такие правила!", – изрек бывший командующий Черноморским флотом, адмирала Владимира Камнеедов, извините, Комоедов.

Он добавил, что ответственность за спасение экипажа лежит на капитане. "Здесь в упрек можно поставить и портовым службам, если они видели. Тут неважно, под каким флагом идет судно, они должны были поставить в известность аварийно-спасательные инстанции", – уверен адмирал.


Сообщение прочтено 134 раз

   Драма в Венесуэле, разворачивающаяся на наших глазах, позволяет снова привлечь внимание к проблеме, которая может стать актуальной и для Украины. Это проблема популизма и последствий его активного распространения, когда инфляция исчисляется миллионами процентов, а за туалетной бумагой приходится бегать в Колумбию.

Вся эта история в Венесуэле началась не сейчас. А с победой в 1999 году харизматичного лидера Уго Чавеса, решившего строить в стране социализм, опираясь на беднейшие слои населения, страдавшие от традиционного для Латинской Америки неравенства.

В Венесуэле ввели дешевые тарифы, тем более нефть своя, бесплатная. Стали активно печатать деньги. А чтобы мировые империалисты не мешали, нефтяные компании национализировали. Внедрили еще тысячу и одну инновацию в рамках постройки социалистического государства.

В общем, классический пример страны, которая раздувала расходы под флагом помощи бедным и сокращала доходы, уничтожая инвестиционный климат. А если возникали проблемы, их решали за счет бизнеса, просто отбирая то, что было нужно. Чавес постепенно строил диктатуру, не подчиняющуюся ни институтам государства, ни здравому смыслу. Он ввел полноценное народовластие, активно манипулируя и меняя законы с помощью референдумов. Параллельно с парламентом стали заседать национальные ассамблеи.

Венесуэла не сразу рухнула. Достаточно долго запаса прочности хватало для удержания ситуации от абсолютного коллапса. Как и в Украине, экономические шаги 2010–2012 гг. не сразу отразились на курсе гривни и ценах в магазинах. Но экономические законы так же неотвратимы, как и закон всемирного тяготения. И если экономика должна упасть, она упадет, равно как и яблоко, оторвавшееся от ветки.

Венесуэла и Украина практически одновременно вошли в острую фазу кризиса. Но Венесуэла делала прямо противоположное тому, что рекомендовал МВФ. Вместо сокращения расходов, которые страна не могла себе позволить, они увеличивались, раздувая дефицит бюджета. Вместо независимой политики центрального банка, которая могла бы помочь стабилизировать валюту и инфляцию, усиливалась эмиссия. Вместо рыночных тарифов — социально ориентированные цены. Боролись с валютным кризисом стандартными административными мерами, породившими черный валютный рынок, отличающийся сейчас от официального в тысячи раз.

В результате миллионы людей покинули страну, дестабилизируя соседние государства. В Венесуэле попросту нечего есть. Граждане получили колоссальный уровень коррупции, который рос вместе с повышением роли государства. Вследствие этого катастрофически сократилась добыча нефти, ведь чем больше народ ее контролировал, тем меньше ее становилось. В конце концов Венесуэла не смогла обслуживать внешние долги. На переговоры с инвесторами по реструктуризации отправили известного наркобарона. Наверное, потому что он
Читать


Комментарии (9)