Авторизация
Меню

Календарь
 Декабрь 
Пн
Вт
Ср
Чт
Пт
Сб
Вс
 
 
 
 
 
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31


Москва боится, что Киев опять станет центром всемирного православия!
Kotanna | 2019-01-12 10:13:22
Сообщение прочтено 26 раз

   После подписания членами Синода Вселенского Патриархата Томоса Православная церковь Украины окончательно обрела независимость

«Подписи членов Синода Вселенского Патриархата на публичной копии для Украины — поставлены», — сообщил в среду архиепископ Евстратий (Зоря). Речь идет о подписях на Томосе о предоставлении Православной церкви Украины (ПЦУ) автокефалии. Отныне все юридические вопросы решены, Украина официально окончательно получила независимость для своей православной церкви. Дальше не менее, а может и более трудная задача — последующее объединение, так как УПЦ МП под руководством РПЦ противостоит этому процессу, и, конечно, строительство ПЦУ. Итак, как может проходить последующее объединение украинского православия? После создания объединенной сильной церкви может ли Киев в союзе с Константинополем стать центром мирового православия?

«ИСТОРИЧЕСКИЕ ФАКТЫ АБСОЛЮТНО НА СТОРОНЕ УКРАИНЫ»

Ирина БОГАЧЕВСКАЯ, доктор философских наук, религиевед (UKRLIFE TV):

— С точки зрения истории все четко просматривается. Официально признанной датой крещения Киевской Руси считается 988 год, когда по решению княжеской власти состоялось крещение. Сам киевский князь Владимир крестился в Херсонесе (Крыму), а население крестилось в Киеве. Процесс этот длился долго, а не одномоментно. Исходя из этих обстоятельств именно Константинополь является Церковью-матерью, так как он нас крестил. На то время Москвы как географического понятия вообще не существовало, поэтому какие здесь вообще могут быть вопросы в России? Более того, на территории Киево-Печерской Лавры есть надгробный камень, на котором написано, что здесь лежит киевский князь Юрий Долгорукий — основатель Москвы. Еще раз — какие здесь могут быть комментарии?

Московский патриархат возник только в 1589 году, то есть киевская церковная иерархия на пять веков старше московской. Русские земли — это и есть территория современной Украины, а московские земли на всех исторических картах так и назывались — Московия. Для украинских историков это доказанный факт, но россияне не хотят это признавать. Даже когда в 1654 году состоялось политическое объединение Московии и Гетманщины, духовного лидера на киевский престол рукополагал Константинопольский патриарх. Длительное время Москва пыталась изменить это, однако Константинополь отбивал все попытки. В 1686 году, используя методы давления, шантажа и подкупа ей это все-таки удалось. Поэтому в недавнем решении Синода Вселенского патриархата речь идет как раз о том, что передача Киевской митрополии в 1686 году состоялась ошибочно, незаконно.

То есть исторические факты всецело на стороне Украины. Москва этого не признает, поэтому дальше действует политика. Суть в том, что все их так называемые «Духовные и исторические скрепы» держатся именно на нашей истории. Поэтому выходит, что они теряют большой период истории, который искусственно себе приписали. Украинцы никуда не делись и именно они являются преемниками Киевской Руси. Поэтому сейчас у украинцев беспрецедентный момент — показать свой выбор церкви, юрисдикции. И очень важно, что Константинополь снял анафему с предстоятелей двух церквей — УПЦ КП и УАПЦ, то есть еще один козырь Москвы, что это раскольники, утратил силу. При образовании Православной церкви Украины, когда все окончательно объединятся, она станет одной из самых мощных православных церквей в мире, соизмеримой с РПЦ. Именно этого и боятся в Москве, что Киев опять станет центром мирового православия. Ведь Константинопольский патриархат является больше духовным лидером, который не владеет другими соответствующими ресурсами.

 

«ТОМОС — ЭТО НЕ ЗАВЕРШЕНИЕ, А ОТПРАВНАЯ ТОЧКА ДЛЯ ПОСТРОЕНИЯ НОВОЙ ЦЕРКВИ НА НАШИХ ЗЕМЛЯХ»

Лариса ИВШИНА, главный редактор газеты «День» (newsone.ua):

— Книга «Дня» «Повернення в Царгород» издана три года назад, и именно она стала основой для построения этого возвращения. В действительности, мы должны осознавать, что Томос — это не завершение, а отправная точка для построения новой Церкви на наших землях. После атеизма, после разрушения, после более чем 70-летнего периода большевизма. Это очень сложная работа, прежде всего очень сложная интеллектуально. Поэтому для того, чтобы это не был исключительно политиканский проект, необходимо иметь очень сильные знания и аргументы.

В настоящий момент — это смесь всего. Это соответствует стремлениям многих людей, украинцев, которые помнили, которые не изменяли своей вере, которые понимали, что такое церковь. И это прежде всего киевоцентричный проект. Тот же Митрополит Могила и другие думали о том, чтобы была поместная автокефальная церковь. Потом случилось большое отклонение, когда Украина пошла под Москву. Но она выравнивается. Просто для того, чтобы сделать это сильной идеей, нужно учесть все ошибки предыдущих лет, учесть опыт реформации церкви. Ведь не случайно церкви в свое время было прописано лютеранство, была прописана этика протестантизма. Теперь наша церковь может воспринять много новых гуманистических идей, то есть стать современной церковью и в то же время не потерять свою идентичность. Потому что когда сейчас звучат колядки, мы обычно чувствуем связь со своим древним украинским миром.

Еще раз хочу отметить необходимость знаний. Потому что в эти дни мы видели много марафонов и эфиров, посвященных Томосу. Хорошо, что привлекались серьезные эксперты и богословы. Это не может не радовать, потому что они у нас есть. В книге «Повернення в Царгород» есть мощные авторы. Если даже пересмотреть список авторов и главы, то привлекать можно было и таких собеседников. Там море разнообразных тем, которые дополняют представление о том, к какому наследию мы возвращаемся. И тут мало повторять, что это большой шаг и исторический шанс. Потому что в историческом наследии Византии было немало негатива, от которого мы должны очень вовремя отказаться. И это большой труд.

«ЕДИНЕНИЕ — ЭТО НЕ МЕХАНИКА. ЦЕРКОВЬ ДОЛЖНА ИСПОЛНИТЬ ТУ РОЛЬ, КОТОРУЮ ОНА ЗА ВСЕ ЭТИ ГОДЫ, ВОЗМОЖНО, НЕ ВЫПОЛНИЛА»

Людмила ФИЛИПОВИЧ, доктор философских наук, заведующая отделом истории религий и практического религиеведения отделения религиеведения Института философии НАН Украины:

— Сегодня нам нужно не просто объединить церкви, нужно объединить общество. И очень большую роль здесь должна сыграть та часть общества, которая принимала участие и видела себя на Майдане в 2013-2014 годах. Обычно и там были разные люди. Но нужны те, кто или уже осознал, или начал осознавать необходимость ответственности за все, что делается в нашей стране. Теперь те же люди чувствуют ответственность за то, чтобы проект Православной Церкви Украины состоялся. Даже если пять тысяч громад присоединится к ПЦУ — это еще не будет означать полноценного единения. Ведь единение — это не механика. Церковь должна исполнить ту роль, которую она за все эти годы, возможно, не выполнила. Она существовала как-то сегментарно, сепаратно. В своем большинстве она не стала движущей, объединительной силой.

Но важно, что ПЦУ все же образовалась. Теперь наступает период ее разворачивания в разных направлениях: образовательном, просветительском, культурном. Уже существует много интересных инициатив. Например, открыт православный университет Святой Софии-Премудрості. Нам также нужен нститут, который бы готовил украинских богословов, священников. Вообще, общество нужно просвещать. Речь идет не просто о знании канонов или истории религии. Сколько людей способны глубоко и осмыслено рассуждать над смыслом жизни? Сколько людей способны находить духовные ценности и ставить их над будничностью? Богословское образование дает горизонты, масштаб мышления. Человек перестает мыслить категорией здесь и сейчас. Таким образом он смотрит на жизнь уже с другого ракурса, и все, что происходит, приобретает другие смыслы. Это может дать лишь философия богословия.

Что касается союза между Киевом и Константинополем, то можно сказать, что хорошо иметь такую мечту. Эта мечта высока и может дать мощный толчок для нашего народа. Нужно понимать, что из россиян, из той полуобразованной массы вообще бы ничего не родилось, если бы не появилась идея о Москве как Третьем Риме. Эта идея до сих пор многих там держит. Нам, в свою очередь, нужно заменить имперскую идею на качественно другую. Украина тоже конфессионально ограничена. Наша страна не исключительно православная. У нас есть, например, греко-католики. Почему они не могут стать импульсом для реформирования вообще католического мира? Посмотрите, какие мощные у нас протестанты. По моему мнению, мы сейчас все свои усилия должны бросить на образование. Мы должны подготовить кадровый ресурс. Потому что все будут решать люди. Не деньги, а люди, у которых появятся новые идеи. Например, Отец Георгий Коваленко мыслил перспективами завтрашнего дня. Тем более на перспективу были подготовлены книжные проекты газеты «День». То есть образование — это проблема номер один. Нужно не забывать не только о том, что должны подготовить элиту, но и просветить народ. Должны быть колоссальные просветительские проекты. У нас масса людей, которые могут читать такие лекции.

Московская церковь при этом будет вести себя очень агрессивно. Ее структура в Украине пока не умирает, хватается всеми силами за жизнь. Я не сторонница силовых методов. Считаю, что этой структуре нужно дать возможность самой по себе раствориться. Конечно, нужно подталкивать ее к этому. Например, ее ужасно испугал Закон №5309 о том, что нужно переименоваться. Чем больше ты давишь, тем сильнее сопротивление. Поэтому здесь нужно грамотное поведение. Майдан был так же очень мощным испытанием для московской церкви в Украине. Она не сумела адекватно отреагировать на новые запросы. Она в конечном итоге стала там не нужной и начала выполнять исключительно ритуальную функцию, в то время как на практике к душам обращались капелланы, волонтеры. К московской церкви не обращаются как к институту, который формирует смыслы и способен дать импульс для переосмысления того, что происходит в стране и обществе. Это молчаливая на сегодня церковь, а люди хотят, чтобы церковь была голосом Божьим для народа.