Авторизация
Меню

Календарь
 Июль 
Пн
Вт
Ср
Чт
Пт
Сб
Вс
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31


КиноМЕТАКлуб. Достоевщина. Униженные и оскорблённые
Серый Лев | 2011-11-15 12:50:20
Сообщение прочтено 440 раз

    бесы,идиот,анонс,кинометаклуб,кинометаклуб харьков,Белые ночи,КМК,Двадцать шесть дней из жизни Достоевского,Фёдор Достоевский,Униженные и оскорблённые
Достоевщина

-- Знаешь, Ваня? -- продолжал старик, увлекаясь всё более и более, -- это хоть не служба, зато все-таки карьера, Прочтут и высокие лица. Вот ты говорил, Гоголь вспоможение ежегодное получает и за границу послан. А что если бы и ты? А? Или еще рано? Надо еще что-нибудь сочинить? Так сочиняй, брат, сочиняй поскорее! Не засыпай на лаврах. Чего глядеть-то! 

      И он говорил это с таким убежденным видом, с таким добродушием, что недоставало решимости остановить и расхолодить его фантазию. 
     -- Или вот, например, табакерку дадут... Что ж? На милость ведь нет образца. Поощрить захотят. А кто знает, может, и ко двору попадешь, -- прибавил он полушепотом и с значительным видом, прищурив свой левый глаз, -- или нет? Или еще рано ко двору-то? 
       -- Ну, уж и ко двору! -- сказала Анна Андреевна, как будто обидевшись. 
       -- Еще немного, и вы произведете меня в генералы, -- отвечал я, смеясь от души. 
       Старик тоже засмеялся. Он был чрезвычайно доволен. 
       -- Ваше превосходительство, не хотите ли кушать? -- закричала резвая Наташа, которая тем временем собрала нам поужинать. 
       Она захохотала, подбежала к отцу и крепко обняла его своими горячими ручками: 
       -- Добрый, добрый папаша! Старик расчувствовался. 
       -- Ну, ну, хорошо, хорошо! Я ведь так, спроста говорю. Генерал не генерал, а пойдемте-ка ужинать. Ах ты чувствительная! -- прибавил он, потрепав свою Наташу по раскрасневшейся щечке, что любил делать при всяком удобном случае, -- я, вот видишь ли, Ваня, любя говорил. Ну, хоть и не генерал (далеко до генерала!), а все-таки известное лицо, сочинитель! 
       -- Нынче, папаша, говорят: писатель. 
    -- А не сочинитель? Не знал я. Ну, положим, хоть и писатель; а я вот что хотел сказать: камергером, конечно, не сделают за то, что роман сочинил; об этом и думать нечего; а все-таки можно в люди пройти; ну сделаться каким-нибудь там атташе. За границу могут послать, в Италию, для поправления здоровья или там для усовершенствования в науках, что ли; деньгами помогут. Разумеется, надо, чтобы всё это и с твоей стороны было благородно; чтоб за дело, за настоящее дело деньги и почести брать, а не так, чтоб как-нибудь там, по протекции...

Униженные и оскорбленные, 1990, СССР, Андрей Эшпай

Харьков, (м) Пушкинская, литкафе "КУБ"

26 октября среда  19-30 

Вконтакте / Facebook