Авторизация
Меню

Календарь
 Февраль 
Пн
Вт
Ср
Чт
Пт
Сб
Вс
 
 
 
 
 
1
2
4
5
7
8
10
11
14
16
18
19
20
21
24
25
26
28
29


А какая разница... Рассуждаем
stebur2008 | 2020-01-02 18:16:31
Сообщение прочтено 129 раз

По-моему, это будет тема настоящего года. 

Кто победит? Тот, кто говорит, что разница все-таки есть. Или тот, кому без разницы.

Рассуждаем, как жители нового лозунга. Можете опровергать дебильность этого лозунга примерами. На мой взгляд,  мудрость где-то не в этом. Хотя что-то в этом есть, но применимо ли ко всему, и в данном случае ко всему, что у нас происходит.

Секс оставим в сторонке. Ну, мы же культурные люди. Если и здесь что-то затронем, ладно. Уже есть мгновенные мнения по этому поводу.

Вот пример, а какая разница.

В селе Мармузовичи на Львовщине до сих пор кипят страсти. Это название селу вернули в 2016 году после принятия "Закона о декоммунизации". Надо отметить, что Мармузовичами село называлось до 1630 года. Затем его называли Ферлиевка, а в 1946 году оно стало Андреевкой – в честь погибшего коммунистического активиста Андреева, который возглавил тут первую машинно-тракторную станцию (МТС). Проукраинские повстанцы подорвали дом, в котором проходило заседание МТС, и Андреев погиб.

В Верховной Раде случился прецедент – комитет по самоуправлению решил вернуть селу на Львовщине декоммунизированноке название. Теперь дело за голосованием в зале Верховной Рады.

Селян поддержала и местная церковь УГКЦ. Там считают, что Андреевка называется не в честь погибшего коммуниста, а в честь апостола Андрея. И в украинском варианте названия нужно ставить ударение на букву "і" – "Андріївка".

Как сообщил бывший глава Института национальной памяти, депутат ЕС Владимир Вятрович, комитет ВР Украины по вопросам местного самоуправления поддержал инициативу жителей Мармузовичей. "Стыдно, что мои земляки-галичане таким образом могут запустить процесс рекоммунизации. Стыдно, что члены громады во главе со священником УГКЦ говорили, что название села не имеет отношение к коммунистам и происходит от апостола Андрея. Завтра кто-то захочет Днепр переименовать в Днепропетровск – в честь апостола Петра".

В комитете по самоуправлению ВР, который и поддержал жителей села в возвращении им старого названия, уверяют, что никакой редекоммунизации не будет.

"Это все манипуляции. Там нет возвращения советского названия. А есть обращение Львовского областного совета и сельсовета с просьбой дать селу название в честь апостола Андрея", – говорит депутат "Слуги народа", глава подкомитета по вопросам административно-территориального устройства Виталий Безгин...

Если так рассуждать, так зачем Днепр было переименовывать, если Петровск можно отнести к апостолу Петру.

И вообще, если "какая разница", то зачем всю ту канитель маразматическую надо было начинать. И таких населенных пунктов в Украине, попавших под декоммунизацию где-то 300,  я уже не говорю о десятки тысяч переименованных улиц, снесенных памятников, и вообще о традициях нашей культуры, православья в большинстве и католизма в меньшинстве, но под давлением национализма,  что правит нашим маразмом. Или еврей нам должен поставить вердикт? Или американец? Или поддерживаемый американцем крайний на мозги? Почему поддерживаемый той страной-империей мира я уже говорил.

Это только один пример маразма "а какая разница"

Потому что считаю маразмом всего этого в том, что есть на нашем слуху, и оно нам нравится или не нравится. Но какой-то дебил, да еще под законом крайне националистическом усмотрел что-то в том названии. Да еще перевернул с ног на голову. Да, возвращение исторического  - не против, и даже правильно. Историческое, кстати, и то, что у нас было при Союзе,  при  УССР. Но это должно быть умственно, а не дебильно! Днепропетровск в Днепр,  или Кировоград в Корпивницкий - это дебильно, считаю и т.д. 

"Какая разница" - это задурить мозги людям, и оставить то, что посеяли здесь крайние мозгами. Висновок.

Это все равно, что применить глагол "смогли" и "сумели" применительно переименованию в одном и том же значении. Тогда как смогли - это по силам. А сумели - даже не подумали. 

Не я один в своем мнении. Остались здесь еще люди, переживающие. 



Комментарии RSS :

ex-libris | 03.01.2020 23:28 | [Ссылка]

Большевизм багато говорив про свідомість. Але його свідомість зводилась не до людської свідомості, а, як тоді говорилося, до свідомості класової, чи соціальної. А це є далеко не те саме. Основою життя є не клас, а людина. Той чи інший поділ людей не повинен заміняти основного. Не важно, до якого класу належить порядна творча свідома людина. Важно, щоб вона такою була. Бо коли привілейований той чи інший клас складається з юрби бандитів чи людського шумовиння, то будь він тричі пролетарський чи буржуазний — він сам по собі не має найменшої вартості. Не в пролетаріаті і не в буржуазії справа. А в людині. І тільки в людині.
Подібне явище помічаємо щодо національної свідомості. Багатьом ця справа видається туманною. Що за національна свідомість? Чи це, скажемо, те саме, що мішок картоплі? І їсти того не можна, і діди наші цілком вільно жили, бувши національними туманами, то чому ж не можемо лишитись і ми такими? Не торкати національної свідомості, не відшліфовувати себе, бути національною протоплазмою — ось ідеал національно несвідомого осібняка.
Поганий, фальшивий, розрахований на самознищення ідеал. Хто цього не розуміє, той насамперед засуджує себе на небуття. Національна свідомість — це перша передумова широкої свідомої і творчої чинності взагалі. Без цієї передумови немислима ніяка велика творчість. Денаціоналізація — це те саме, що коли б хтось порядну з моральними основами жінку силою зводив до ролі повії. Денаціоналізована людина не може бути сильною, не може мати міцного морального хребта, не може бути повним характером.
І найбільшим нещастям українського народу було те, що ціла його історія — перманентне намагання когось зробити з нас не те, чим призначила нас природа. Втручалися до нашої рідної мови. Втручалися до нашого побуту. Втручалися до нашого господарства. Всяка влада, яка тільки не була на нашій землі,—російська чи польська, нічим іншим не займалася, а лиш доводила нам, що ми — не ми, а щось інше. Це було постійне ламання нас, нищення нас. І тоді ніде інде, лише у наших містах, наших селах, наших школах, наших родинах, нам залазили в саму душу, плювали там на все, що є для нас святого, не давали змоги боронитися. Останні роки панування большевизму особливо яскраво довели нам, що значить таке втручання. Навіть ті чи інші літери казали нам вимовляти так, як хочуть вони. Диктували нам наше відношення до чужого, до того, що нам вороже.

(1941)