Авторизация
Меню
Категории

Календарь
 Сентябрь 
Пн
Вт
Ср
Чт
Пт
Сб
Вс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30


Суббота 6 апреля 2013
Сообщение прочтено 738 раз

Уверен, что лет двести-сто назад было гораздо легче жить. У людей был бог, наука, начало и конец. Ты работал как последняя собака, зарабатывал на жизнь себе и дюжине своих детей, у тебя не было телевизора, ты не слушал музыку, ты не видел картин и не ходил в музей. Ты умирал в сорок. Тебя хоронили в коммунальной могиле, и ты выглядел как дерьмо. Твоя жена умирала от тифа, а твои дети работали в мастерской с пяти лет. Главным развлечением были виселица и палачи. Но ты жил и верил в бога, знал, что скоро ты будешь в раю, а потому все дерьмо — здесь- не значит ничего — там-.

Сегодня у нас отобрали бога, отобрали смысл, отобрали добро, зло, государство и ноги. Остались только люди и людишки, те кто понял, что жизнь не значит ничего, и что главное — пожить в усладу себе, и те, кто все еще что-то ищет, лишь для того, чтобы в конце жизни пенять свои бесцельные годы на других и другое.

Я — лишь один из тех ублюдов, которые ищут и не находят.

Моя жизнь — говно. И я это знаю. Я ничего не добился, всего боюсь и всех презираю. Я уверен в своем уме и чувствую свою глупость. Я верю в свою красоту и вижу урода в зеркале. Мне жалко людей, но я продолжаю над ними издеваться. Жизнь для меня — большой эксперимент, но я понимаю, что это плоско. Я не верю в бога, но хочу чтобы он был. Мне ненавистны люди, но я хочу их любви. Я ублюд постмодерна, сын своего времени. Я один из многих, ты уж наверно меня видел — я хожу в картинные галереи и смеюсь над плоскоумием реалистов и безрукостью кубистов. Я презираю все, что делаю, но в этом нахожу скрытую интеллектуальную иронию. Я не вижу тебя, ты для меня не существуешь, но в душе я понимаю, что никогда не смогу смотреть тебе в глаза. Я уверен в своей оригинальности, но чувствую лишь сухую бездарность. Я умею и хочу говорить, но возвышенность затыкает мне рот. Я хочу писать веселые стихи, а получаются лишь черствые огрызки моего страха.

Я не знаю, кто виноват и кто прав. Я ищу милосердия и плюю в лицо тому, кто решился открыть мне мою душу. Я смеюсь, когда слышу слово "душа", смеюсь современным постмодерновым смехом, но я чувствую себя как последняя скотина. Я хочу копаться в мусоре, спать с бомжами и думать только о жратве. Я презираю мир, но знаю, что не сделал бы лучше. Меня нельзя вылечить, но это и не болезнь. Я блюдо и повар в одном лице. Ты боишься меня, но я боюсь себя еще больше.

Я ублюд, и у меня хватило смелости сказать это. Я презираю деньги, но хочу красивую машину и теннисный корт. Я презираю красивых, но хочу в их клуб. Ты чувствуешь, что я лучше тебя. Меня ничто не заботит, и я надсмехаюсь над тобой. Но в душе я хочу быть тобой, я хочу тебя и я хочу, чтобы ты унизил меня, опустил на место. У меня нет кумиров, но все мои мысли — повторение прочитанного и услышанного. Моя жизнь сплошное говно, но тут я уже повторяюсь.

У меня есть злость и благородство, но обычно проявляется трусость и немощность. Я добр и силен, но обычно слаб и эгоистичен. Я хорош внутри, но мои внутренние чувства закапаны так далеко, что не влияют на мои действия. Я плюю на жизнь, но удивляюсь, когда она плюет на меня. Я сумасшедший и в то же время нормальный. Я ублюд.

Если бы я родился сто лет назад, все бы было по-другому. Бог дал бы мне цель, рождение — нищенство, природа — болезнь. Я бы давно уже умер под тяжестью еще одного мешка с мукой, вместо того, чтобы писать трактаты по немецкой философии. Тебе трудно, но мне еще труднее. Ты — пушечное мясо, а я — лучший продукт своего времени. Мне хочется встретить красивую подругу на всю жизнь, завести детей, ходить на концерты Пугачевой и покупать альбомы Сукачева. Вместо этого я сижу взаперти, смотрю странные фильмы и читаю современную прозу. Я аморален, но практикую мораль. Я ничтожен, но слишком мнителен, чтобы смириться с этой мыслью.

Когда я знакомлюсь с девушкой, я знаю, что она лучше меня.
Читать


Категории: Литература    
Настроение у меня: одинокое   
Комментарии (66)  
Среда 3 апреля 2013
Сообщение прочтено 119 раз

Представьте себе стрёмный флэт. Типа бомжатника. Короче, глинобитный дом, одна половина сгорела, на другой половине вписываются волосатые.

Однажды вечером, в конце сентября, сидят на флэту четверо пиплов и пьют чай. Тут приходят ещё двое и говорят: давайте покурим. А те четверо говорят: обломайтесь, чуваки, сколько можно уже курить. Короче, если хочете, выйдите на кухню и сами покурите. И вот эти двое выходят на кухню и долбят один косой на двоих. Через три хапки становится ясно, что одного косого на двоих будет сильно много. Так что пятку они бычкуют и ныкают на кухне за газовой трубой.

Ну, да. Короче, забычковали пятку и идут пить чай. Долго так идут себе идут, в конце концов устали и вырубились.

Просыпаются через пятьдесят лет. А кругом–то всё ништяк, анархия, фрилав и полный лигалайз. Старый бомжатник стоит под стеклянным колпаком; и вот пиплы просыпаются, выходят во двор пописать и упираются носом в этот самый колпак. И оба думают почти одновременно: ох, ничего себе. Если бы крыша была — сразу бы на фиг слетела!

Тут подходит к ним какой–то волосатый и говорит: обломайтесь, чуваки, понедельник день тяжёлый. Музей закрыт, заходите завтра. Они ему отвечают: чувак, не гони, нас тут вчера вписали, какой ещё тут музей. Волосатый говорит: тут уже лет пятьдесят никого не вписывают. Это же музей, в натуре, архитектурный памятник конца прошлого века. Пиплы подумали и спрашивают: а где у вас тут пописать можно? Волосатый говорит: пошли покажу.

Ведёт он их в дабл — а вдоль дорожки ёлки стоят трёхметровые, шишки с кулак величиной. Пиплы только удивляются, что за трава такая. Индюха, наверное. Надо бы, думают, хотя бы одну шишечку замутить. Тут волосатый перехватывает ихние взгляды и говорит: чуваки, а может быть, вас раскумарить? А то вы прямо как из голодного края. Вы вобще не с севера приехали? А они говорят: нет, мы местные, но раскумариться всё равно хотим. Волосатый тут же достаёт забитый косяк и выдувает каждому всего лишь один паравоз. И тут же мостится выдуть второй. А пиплы уже висят как две лампочки, дважды два четыре не помножат. Волосатый только смеётся: ну, чуваки, вы, ей–богу, не местные. Это же двоечка для девочек, мы с неё молоко варим. И буднично так, по–бытовому докуривает этот косяк прямо как какой–нибудь винстон с фильтром.

Дальше идут обычные плановые расклады. Пиплы наши тормозят по–чёрному и ни в что не врубаются. Волосатый их пристёбывает, но в душе явно завидует, что чуваков так круто прёт. И вот они приходят к волосатому в каптёрку — он типа сторожем здесь работает. А в каптёрке сидит отшибленная герла — худая, бледная, глаза как помидоры. Короче, клёвая. И говорит: ой, пиплы, какие вы оттяжные. Вы знаете на кого похожи? На двух волосатых, которые у нас в музее лежат. Лежат уже полсотни лет в полном анабиозе, а как это у них получилось — никто не знает. Если хочете, можете приколоться посмотреть. Пиплы отвечают: пошли, приколемся. И все вчетвером идут смотреть на спящих хиппи.

Но тут у них, конечно, выходит облом, потому что никаких спящих хиппи на месте нет. Волосатый сторож на измене: как так нет, с утра были, куда же они подевались? И вдруг по флэту прокатывается общий вруб: хиппи проснулись! И вот они здесь!

По этому случаю раскуривают ещё один косяк и идут пить чай. За чаем происходит небольшое интервью, и общая мысль такая, что неплохо бы замутить молока. По случаю пробуждения спящих хиппи. А начальству до завтра ничего не сообщать, а то набегут всякие доктора–профессора, весь кайф поломают. Сторож звонит каким–то людям, они тут же привозят банку сгущёнки — короче, процесс пошёл.

К вечеру все уже как зайчики подводные — сидят, пузыри пускают. Собралось в музее человек пятнадцать, один другого круче, наших пиплов среди них вобще мелко видно. А они вдруг чувствуют — что–то начало попускать.
Читать


Категории: Литература    
Настроение у меня: одинокое    Слушаю музыку: тихо
Комментарии (2)  
Сообщение прочтено 131 раз

Вечерело.

Профессор Павлов, высокий мужчина шестидесяти девяти лет, кутая неровно подстриженную седую голову в высокий ворот пальто, угрюмо брёл вдоль длинного строения, облупившаяся краска рекламных вывесок которого напоминала кожу обгоревшего трупа. Окна здания, скучая, подмигивали его покатым плечам, заигрывали с истёртыми носами ботинок. От них веяло чем-то близким и понятным. Поэтому он всегда ходил, почти вплотную прижимаясь к стене, не уступая встречным людям — призракам дороги, в этом странном туманном мире.

Старику было тошно. Физическая его немощь, годами накапливаясь, перерастала в нечто большее — постоянное ощущение бесконечной гнусности, что, поселившись в сердце, в голове, в кишках его, не отпускала ни на секунду. Механически ступая по грязному месиву тротуара, Павлов то и дело кривился в гримасе отторжения. Хотелось блевать, но блевать не пищей, а скорее сущностью своего внутреннего я — вывернуть себя наизнанку, избавиться от мерзости бытия, исторгнуть самое себя…

Хотелось исчезнуть.

* * *

Облезлый пятнистый щенок неожиданно выполз из чёрной дыры в нижней части здания и, помахивая свиным хвостиком, потрусил к Павлову. Глаза щенка щедро источали желтоватый гной, пасть была вымазана чем-то мокрым. Животное фиглярствовало, припадая на заднюю левую лапку. Зрачки пса блестели фальшивой преданностью хорошо выпившей и закусившей за счёт клиента проститутки.

Павлов, нахмурившись ещё более обычного, нащупал было в глубоком кармане пальто рукоятку тонкой стамески, но, вдруг передумав, высоко занёс ногу в ботинке и резко опустил её на голову щенка, в которой всё сразу затрещало и забулькало.

Стараясь не глядеть на судорожно бьющуюся, ускользающую из-под подошвы жизнь, старик зажмурился и снова ударил. И снова. И снова. На четвёртый раз нога его увязла в чём-то мягком и жирном. С отвращением, Павлов дёрнулся и потрусил по переулку, то и дело шаркая ступней, стараясь избавиться от назойливого липкого тепла, что обволакивало его.

— Мерзость, мерзость, — бормотал профессор. — Господи, какая гнуснейшая гнусность!

Остановившись подле троллейбусной остановки, Павлов неопределённо махнул головой, и посмотрел вниз. Вся его левая нога до колена была вымазана в багряно-густом месиве.

Взвизгнув от отвращения, профессор пошёл было вперед, но тотчас же остановился.

* * *

Перед ним стоял старый бомж. В испитом лице его, пожёванном жизнью, человеческие черты были смазаны, уступив место неловкой пародии. Он и сам не знал, что ему нужно, и только подобострастно улыбался, шмыгая проваленным носом. «Какую же ужасную пакость сотворяет природа, эта больная тварь!» — ошеломлённо подумал Павлов, разглядывая ходячее растение.

— Пойдём, друг, вон в ту подворотню, угощу тебя винцом, — взяв бомжа за рукав, с болезненной улыбкой пригласил его Павлов.

— Алилуйя! — сакрально взвизгнул бомж и крепко ухватился за острый локоть профессора. — Иа…мил…чек, мож…скать…истину в-веда…ик…ведаю… — доверительно засипел он, семеня рядом с Павловым.


Старик поморщился. Прикосновения бомжа рождали в его душе ощущения скользкие, холодные, стекающие по пищеводу вниз, застревающие в кишках и комом давящие на печень.

Они зашли в тёмную, пахучую подворотню. Бомж, нетерпеливо переминаясь с ноги на ногу, глазами падшей женщины глядел на Павлова. Профессор оглянулся, помедлил несколько секунд и полез в карман.

— И-и…Иссус. — выдавил из себя бомж, пожирая глазами карман Павлова… — Исцелит.

Внезапно, он опустился на колени перед стариком и обнял его.

С отвращением, Павлов почувствовал прикосновение резиновой плоти в районе паха. Руки бомжа, червями
Читать


Категории: Литература    
Настроение у меня: одинокое    Слушаю музыку: тихо
Понедельник 1 апреля 2013
Сообщение прочтено 730 раз
Они означают, что такие вещества как кокаин, мескалин и алкоголь могут и должны использоваться с целью поклонения. Это как вступить в связь с улиткой - гением, лежащим в основе каждой звезды. И любой, мужчина или женщина - звезда.

Прием "наркотика" должен быть тщательно осмысленно религиозным или священным актом. Опыт в одиночестве может научить правильным состояниям, в которых акт узаконен самой жизнью; это происходит только тогда, когда он помогает осуществить тебе твои желания. За это нет кары, и нет возмездия. Smile


Категории: разное    
Комментарии (34)  
Вторник 26 марта 2013
Сообщение прочтено 1552 раз

http://static.diary.ru/userdir/1/6/4/5/1645711/58432377.jpg


Настроение у меня: пьяное   
Комментарии (79)  
Понедельник 25 марта 2013
Велиал | 2013-03-25 16:28:18 Жива..
Сообщение прочтено 188 раз

Жаворонушки, летите!
Нам зима-то надоела,
Много хлебушка поела!
Вы летите и несите
Весну красную, лето жаркое!
Весна-красна, ты на чем пришла?
Ты на сошечке, на бороночне…
Весна-красна, что ты нам принесла?
Принесла я вам три угодья:
Первое угодьюшко –
Животинушка в полюшке;
Другое угодьюшко –
С сошечкой в полюшке;
Третье угодьице –
Пчелки на полете;
Да еще угодьице –
Миру на здоровьице!


Категории: Медведи    
Комментарии (7)  
Среда 20 марта 2013
Велиал | 2013-03-20 19:29:34 Завтра..
Сообщение прочтено 237 раз


Категории: Фото-изображения    
Комментарии (11)  
Понедельник 18 марта 2013
Сообщение прочтено 845 раз


Категории: Фото-изображения    
Комментарии (15)  
Пятница 8 марта 2013
Велиал | 2013-03-08 21:02:04 Смех демиурга
Сообщение прочтено 107 раз
То было в густой первозданности леса.
Я знал, что не богом она создана.
Я шел по следам окаянного беса,
Выслеживал беса в лесу дотемна.
И вдруг я услышал - услышал такое,
Что долгие годы не знаю покоя.
Не спереди звук доносился, а сзади -
Утробное бульканье из-под древес.
Забывчив и заспан, в похабном наряде,
Со смехом из лужи своей вылез бес,
С век грязь он соскреб - и мгновенно я понял,
Что он меня вспомнил, заметил и пронял.
Вовек не забуду я этого смеха:
Ловец стал добычей - вот бесу потеха.
Я прянул - ему показать поскорей,
Мол, что-то ищу (не его!) меж ветвей,
А он меня принял за тень или эхо -
И пал я, пристыженный, возле корней.

Категории: Литература    
Настроение у меня: одинокое   
Воскресенье 10 февраля 2013
Велиал | 2013-02-10 21:10:17 Скоро куплю..
Сообщение прочтено 405 раз

Категории: Фото-изображения    
Настроение у меня: влюбленное   
Комментарии (10)  
Назад12345...555657Вперед | Указать страницу